koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Если уж русский чего решил... (продолжение)

Продолжаем, в один пост не влезло...


Устье Кана, час спустя. Погода очевидно портится. Поднялась зыбь, пробрасывает ветер. Вдали перекатывают по небу что-то тяжелое, явно, готовят бочку с хорошим ливнем.

Убегаем на остров. Гремит и льет уже изрядно, едва успеваем прикрыть от воды с неба  ценные предметы – мотор и фотоаппарат:

Мытаримся на берегу, пережидая стихии. Понятно, что день лова провалился – атмосферное давление «скакнуло» и рыба «пошла в койку». Правда, бывают исключения, и клев продолжается даже в жестокий шторм. Но это, как правило, характерно для глубокой осени, когда рыба торопится нагулять жир на зиму. А теперь – пока еще середина лета.

Еще через час – плывем дальше, к устью Весниной. Настроение упадническое, в садке болтается два десятка харюзков, такое можно было бы наловить и дома.

Проходим некое поселение. Добраться сюда можно только по воде. Или, как вариант, через паромную переправу и десяток километров по тайге. Дорога там есть, но, понятно, не для «паркетных джипов»:

А вот это – случайно нажатая кнопка спуска. Казалось бы, что в таком эпохальном отчете  делает эта бездарная фотография? Я тоже долго думал на эту тему. Но фотография упорно не хотела покидать отчет. Пришлось придумать следующее объяснение: «Эта нога… у кого надо, нога…»:

На Весниной проболтались часа два-три, взяли еще два десятка харюзков, много «сходов». Трофеев нет. Самый крупный – едва грамм 700. Пара хороших экземпляров срывается возле самой лодки – обидно. Такое бывает, если зацепился только краем губы. А значит, кушает лениво, без энтузиазма.

Кроме нас, здесь еще пяток лодок. Близко не подходили, оценить чужие успехи не могу.

Пора обратно. Путь не близкий, до Кононово километров 25 против течения. Это – час пути на нашем моторе. Сергей бурчит, мол, «такую мелочь «на Северах» даже собаки жрать не станут…»

Ну, это он преувеличивает. Там – станут жрать любое, не баре. А вообще говоря, самый вкусный – именно мелкий хариус. Это, если жареный. На уху – покрупнее. А на засолку – самый крупный.
Это, чтобы можно было «прогнать понты» перед восторженными слушателями, брякнув на стол полуторакилограммового монстра.

Ну, я рыбу не солю. Боюсь с некоторых пор есть соленую – по медицинским причинам. Хоть и говорят, мол, «хариус всякой дрянью не болеет», да я не верю.

На обратном пути догоняем вот такой караван. Идет, судя по грузам, из Дудинки. Навигация. Вернее, то, что от нее осталось:



На берегу считаем улов. Негусто. Бывало и куда лучше. Года три назад, дергали за день и по 200 штук. Год на год не приходится, в общем. Да и куда нам 200 - не на базар же нести...

На берегу к нам подходит дедок. Из местных. Пока мы собираем раскиданную по лодке амуницию, дед заводит «политицкий» разговор. Ему тут скучно, половина деревни – спилась, вторая половина – разъехалась. Третья половина (:-) – бабы да малые дети. Поговорить на умные темы не с кем.

Дедок обращается ко мне:

- Я тебе вот чего скажу, товарищ полковник…

Я пугаюсь, что дед меня таки вычислил. И – на самом деле он – никакой вовсе не дед. А, например, агент парагвайской разведки. Только непонятно, с какой целью сюда заброшенный.

Выясняется, что дед ко всем приезжим старше сорока обращается так – у него имеется  понятие, мол, «нужно оказать людям уважение…» Это мне поясняет Сергей. И добавляет: «А кому нет сорока, тех он зовет «господин директор». Такая вот «цветовая дифференциация штанов» по классово-возрастному признаку. 

Ну, раз уважение, тогда ладно.

Дед продолжает:

- Я вот чего себе думаю, товарищ полковник. Вот, у меня, к примеру, приёмник имеется. Хороший приёмник, ещё тогда его брал. Слушаю. Знаю, выходит, всю и всякую мировую новость. А что у нас? А у нас, например, был тут племсовхоз. Я там работал. А еще – была база флота. Там тоже работал. Я вообще-то механик был. И на ГЭСе работал, когда ее строили. Все её строили, народная была ГЭСа. А теперь, слышу, мол, белорусам свет отрезали от нас. Взяли, говорят, и отрезали. А её, ГЭСу эту, белорусы-то тоже строили. А теперь, значит, фиг вам. А нельзя, например, взять вилы, да и воткнуть тому, кто этот «фиг вам»? Он – на чужое пришел. Мы – строили, а он – пришел. Ну и воткнуть тогда, да и все дела…

Дед долго кашляет, у него самосад. Сам сажал, сам и курит. Сам строил, рулят другие. Диалектика. Ответить нечего. Да ему и не надо ответа. Он его сам знает. А подошел – поговорить с новым человеком.

Едем в город. Девять часов вечера. Грунтовка тут вполне приличная, никаким дождем ее не размоет. Тем и держится пока Россия – грунтовками, которые ничем не размоет.

Примета сибирских дорог – лесовозы. Куда идет этот лес? В далекие жаркие страны. Туда, где умеют эффективно управлять экономикой. Но леса там – нет. И ничего нет, кроме эффективной экономики. А мы – мы, конечно, ничего без них не умеем. Поэтому, наше дело ловить рыбу и не вякать. Что мы, собственно, и делаем.

Другая примета – вот такие несуразные автомобили. Увидев его, Сергей говорит: «В жизни доброго россиянина есть несколько важных событий. Он должен построить ГЭС, взять кредит и прокатить невесту в ЗАГС на шайтан-арбе. После этого ему место на кладбище, поскольку лучше там, чем в тюрьме за просроченные проценты…»

Сергей – очень оптимистичный человек. Кредитов, кстати, не берет. Это неправильно и в новой России ему места не найдется. Ведь если ты не берешь кредитов, что же будут кушать банки? Хуже того, если ты строишь дом, да еще самостоятельно – как развивать программы ипотечного кредитования? А ведь завтра таким путем можно прийти вообще к странному результату. Например, тебе предлагают работать на ГЭС. А ты отвечаешь: «А зачем мне ГЭС? Рыба – в реке. Золото – в земле. Керосинка – на столе».

Вот какие дурацкие неэффективные мысли могут прийти в голову, если ты решил ничего не делать. И, кстати, если они пришли – удержать тебя, действительно, не получится. Никто ведь не знает, что там у тебя за мысли. Все думают, что ты приличный человек и думаешь о кредите. А ты - раз - и на печку в валенках. И как с тобой строить светлое капиталистическое будущее?

За сим – экспедиция закончена. Впереди по курсу – встает миллионный город «К». У подножия седого Саяна. Выстроен – почти четыреста лет назад. Страшно подумать, но тогда даже не было земли «Америка». Еще страшнее такая мысль: «А вдруг, он будет, и когда этой земли вновь не станет…»

Хотя, если поразмыслить, в этом нет ничего страшного. Река – имеется. Рыба и лес – имеются. Даже валенки - и те есть. Значит, с голоду, если что, не помрем.

А как начнут подтягиваться оголодавшие, но эффективные – милости просим в Кононово. Там, конечно, сначала спросят за прошлую эффективность. И за ГЭС, и за базу флота. Не обязательно «до смерти», но спросят. А потом, кто останется, определят к месту. Рыбу там, солить. Или еще что полезное.

Русский человек ведь чем хорош? Уж если он решил, что кто-то должен солить рыбу – удержать его невозможно.

Вот, кстати, «десяток на засолку»:

Это – пусть лежит. Сам-то я соленую не кушаю. Но вот вдруг – какой катаклизм. Скажем, ливийские войска ударят в штыки по Вашингтону. А Беларусь – подмогнёт. И потянутся голодающие с Запада…

Все-таки, согласитесь, вредный человек – этот дед из таежного села Кононово. Тут вот хочешь написать умиротворяющий пост о ленивом буржуазном досуге. А вылезет такой из леса со своими несвоевременными мыслями – одно, понимаете, расстройство…         

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments