koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

История одного магнитофона (продолжение второе)...

В почту пишут, - где продолжение?
А вот оно, горяченькое...
(:-)

Ваш Коба.


Утром следующего дня звоню Басу.

Разговор уже другой, меня приняли «за своего». Скорее всего, кому-нибудь звякнули в Ригу, там подтвердили, что не фук. Как говорят в этих кругах: «Рига потянула мазу…»
Ну, кто бы сомневался. Вова считает, преступное сообщество Прибалтики вполне сложилось в готовую мафию. Вот интересно, как эту мафию будут разгонять?

Бас предлагает встретиться уже в другом месте.

Говорит:
- «Бочку» возле «Спалиса» знаешь? Вот, подгребай туда, я там пиво буду пить внизу, в подвале.

- Знаю. Это возле ГАИ на Горького. Но там народу обычно, не продохнуть…

- Ну и чо? Мы эту точку держим, там наши маяки. И кофе по-турецки в песке, не бурда из железной банки. И шашлык дадут для своих, мяса не пожалеют. А межпуха разная, есть просто хиппари, ни украсть, ни скараулить, трюмный балласт...
А есть деловая прослойка на фарватере, фарца, кидалы, фартовый игровой элемент. Ну и всякие центровые шлюхи валютных мастей. Швартуйся, короче, туда, не заскучаешь…

По жаргону и выговору, Бас, думаю, из Одессы. А может, только красится в одессита для каких-то своих целей.

Это у меня – «профессиональная деформация». Люблю определять по всяким косвенным деталям, откуда человек и кто по роду занятий. Хотя, какая мне разница, кто этот «Бас»?
Вот вчерашний старик с кошкой – куда интереснее. Он сказал, вроде: «Это не ваш город. И вашим никогда не будет».

Что характерно, такое совпадает с моими мыслями.

Я думал над предложением Вовы, прикидывал на себя.
Не ложится картинка.
Здесь в последнее время – как будто щелкнул какой-то выключатель. Все, кого тут знаю, что-то покупают, а потом продают. Даже сестра, хоть и работает в университете. А в свободное время – рисует всякие картинки и несет на продажу. Салон там какой-то, принимает на комиссию.

Спрашиваю: «Чего, денег не хватает?»
Отвечает: «Тебе не понять, это активная гражданская позиция. Художник должен бередить воображение, заставлять окружающих отталкивать от себя старое, заскорузлое мышление…»

Видел я эти ее картинки.
Какая-то абстрактная ерунда, разноцветные пятна, зигзаги и полосы.
Не понял, причем тут мышление и воображение. Но говорить не стал. Пусть занимается, может, кто-нибудь и такое купит…

А вообще, сестра изменилась.
Она здесь уже – скоро десять лет. Раньше, пока еще училась, каждое лето ездила в Красноярск. А теперь, совсем не ездит. И даже не расспрашивает о городе, если я сюда приезжаю.
Начну рассказывать сам – слушает без интереса. Или, переводит на другую тему.

В этот раз, вчера – меня зацепило.

Спросил:
- Что, совсем не интересно? А у нас многое по-другому…

Сестра скорчила гримасу, махнула рукой:

- А что может там у вас серьезно измениться? Остановившийся мир. Ни культуры, ни движения мысли. На лицах – одна фраза: «Загоним железной рукой!..» Прямо, у каждого – на сосредоточенном и строгом лбу.

Куда и зачем гнать?!

Человек не живет в такой духоте! Человек должен творить. Человек должен радоваться жизни. Человек, наконец, обязан выдавить раба и стать истинно свободным!

А там – серая очередь после работы за сливочным маслом.
А если повезет, еще за докторской колбасой.
А раз в месяц
– строем в кинотеатр, под присмотром профсоюза...

- А тебе, значит, без масла к истинной свободе хода нет?

Сестра опять махнула рукой, сказала:
- С такими, как ты – бессмысленный разговор. Кури Канта на самокрутки. А лучше, сдай в макулатуру и купи для души подшивку журнала «Крокодил»…

И ушла в кухню.

Не сильно рада, в общем, моему визиту.


***

Через час захожу в кафе «Угняле».
Лестница ведет в подвал, там сводчатый потолок обит деревянной рейкой. Впечатление, что ты внутри огромной бочки. Еще здесь действующий камин и длинные столы по стенам.
Публика довольно пестрая – студенты, туристы, пенсионеры. Кое-где слышна иностранная речь.
За дальним концом стола кто-то громко читает стихи, ему хлопают, показывая одобрение.

В Красноярске такого нет. И, наверное, никогда не будет.
У нас «закрытый город», иностранцев вообще не пускают. Да и народ совершенно другой, «сосредоточенный и строгий». Даже в ресторанах, все равно чувствуется, сильно не разгуляешься.

В смысле, если подраться – обычное дело. А за стихи – вполне можно угодить на улицу Курчатова. Там будут уточнять, зачем самодеятельному поэту такая общественная трибуна. Если сочтут нужным, оставят немного подлечиться.
Не принято у нас, в общем, «бередить воображение окружающих» таким способом. Особенно, если стихи – плохие.

Остановившийся мир, чо…

Нахожу Баса внизу. Вокруг сидят еще несколько парней, пьют пиво.
Бас кивает, соседи забирают кружки, пересаживаются подальше. В общем, «пристяжные на подхвате».

Бас говорит:
- Короче, греби в Мемель. Можно автобусным парком, а хочешь – паровозом ходи.
Там причалишь в «Балтон», спросишь у заднего трапа Юру-«музыканта». Сошлешься на меня, заберешь товар и гуляй, счастливый…

- Куда причалю, не врубился?

- В «боник» – смеется мой собеседник. – Сразу видно, в теме не шаришь, сухопутный торпедный катер таежного флота. Ну, в «Альбатрос», чтоб проще. Тормознешь мотор, скажешь чифу: «мастер, спид оф ту порт», тебя любой там поймет.

Только не ведись, если будут совать боны на ченч. Эти бакланы там везде свою выгоду суют вперед.
А тебе бонов не надо, ты «по зеленой» идешь, в белом клифту с дудкой, как дракон на эскадренном ходу. А таксеры – через одного – стукачи и босяки под ментами, тралят на мелководье, собирают мелкий бакшиш.

Юре скажешь, чтоб отдал аппарат, как своим. Курс будет – один к пяти. Край, к шести.
Ниже смайнать не выйдет, но и выше не возьмем, здесь Сибирь уважают. Если ведь чо, у вас же сидеть отправят.
А там – гля, подмазаны рамсы…

Бас ржет, довольный своей нехитрой шуткой.
Хотя, как знать. Судя по его разворотам, срок ему однажды нарисуют красивый.
Если, конечно, не бескозырку на деревянный бушлат…

Спрашиваю:
- А вдруг, нужного магнитофона там нет?

- Ну, старик… – собеседник картинно разводит руками – мы ж тоже не боги, фактор неопределенности всегда есть.
Да там этого добра, что дерьма за баней. Не будет такого, возьмешь другой. Главное, чтоб фирма и в свою копейку попасть. Годик покрутил, сдал с наваром, взял новый аппарат.
Пусть крестьянин плачет – десять лет копил, всю жизнь пыль смахивал.
Нам, чо – взял товар, повертел, запулил в народ, снял гешефт, нюхаешь ромашку.
Бизнес, старик – колесико крутится, копеечка бежит, птица-удача строит ментам лыбу на все тридцать два и три фиксы с краю...

- Ладно, понял. Чо тебе должен? – мне нужно доигрывать роль, хотя уже давно приложил бы его рожей в стол.
Не нравится мне этот «Бас».
Такие, как он – живут красиво. Но – за чужой счет.
А я – не суд. Воспитывать не умею.
А башкой бы в стол – вполне душевно воткнул.

Но сейчас это будет пустой номер.
Он тут ничего пока закону не должен. А метет языком – к делу не пришьешь.

Да и глупо соваться в разборку, если сам полез в обход установленных правил.
И магнитофон мне все равно нужен.
А в обычном магазине таких у нас нет…

- Ты чо, старик, свято дело! Умеешь жить сам – помогай ближнему. Ворон – ворону глаз не выклюет. Давай, попутного ветра в парус и подкову на лоб рогами вверх, чтоб на фарватере не сносило…






Tags: "История одного магнитофона"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments