koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Волшебная сила искусства...

Письмо: «Вы могли бы как-то прокомментировать последние политические события вокруг амнистии Ходорковского и тех самых дамочек, которых неохота называть по фамилиям? Кстати, они почему-то теперь тусуются в Красноярске, хотя по идеее должны бежать домой, к семьям и детям. Наверное, замышляют новый художественный акт, вы не в курсе? А то, вон, Гельман же считает их выходки искусством, а как вы думаете? Прошу ответить, если можно развернуто. Потому что на эти темы в ЖЖ истерика, а хотелось бы взвешенного подхода».

Отвечаю «взвешенным подходом».

Ваш Коба.


Я – человек далекий от всякого искусства.
Не привилось оно на моей почве, не судьба.
Хотя, не скрою, в детстве мне пытались всячески разъяснить это явление человеческой культуры.

Например, в субботу и воскресенье, бывало, отправляли в ссылку этажом ниже. Там жил дядя Боря, он рисовал всякие картины. Ему за это даже потом дали Государственную премию. Получается, рисовать он умел, если все-таки дали. А еще, он был членом правления Союза художников СССР. Значительный человек в искусстве, в общем.

Вот меня туда и сдавали в ссылку, чтобы привить любовь ко всяким таким штукам. И дядя Боря даже говорил, что у меня хорошо получается местами. Но вот мне самому – никак это занятие не нравилось. Видимо, в книге моей судьбы на этом месте стоит прочерк. А как узнать такое заранее?

Или еще, вообще на одной с нами площадке проживал дядя Коля.
Он был и вовсе дирижер симфонического оркестра. Ему меня тоже сдавали на время, чтобы он вдохнул в мою душу любовь к музыке.

И дядя Коля честно пытался в меня вдохнуть часами, разъясняя величие и глубину смыслов, сокрытых в гармонии звуков. А я сидел и ждал, когда пробьют большие напольные часы с маятником и блестящими гирями, и можно будет отправляться во двор, к мороженому и войнушке.

Там же во дворе я иногда катался на собаке дяди Миши, который жил в соседнем подъезде. Дядя Миша меня за собаку не ругал. А даже говорил, что, когда вырасту, он наверное возьмет меня в свой ансамбль «Танца Сибири», известный на весь мир.

Но и тут не сложилось, я оказался совершенно неприспособленным к искусству человеком.

Но вот что я запомнил тогда точно: все эти дяди хлеб свой зря не кушали.

Они очень много трудились, и народ их любил. Причем, всякий народ, не только журналисты или разные тетеньки из Управления культуры Крайисполкома. А даже просто люди, которые ходят вокруг по улицам.

Потому что, думаю, народ всегда понимает, что и зачем нужно в жизни.

И если кто-то делает для всех, да еще и лучше всех, народ такое всегда поддержит.

Например, если какой-нибудь ансамбль прославляет нашу страну, ему рукоплещут даже за рубежом – тут можно смело давать Государственную премию. И даже высокое звание Героя Соцтруда – тоже можно давать.
Заслужил – получи.
Всем понятно, за большой реальный вклад.

И еще в разных странах потом скажут: «Вот могут же черти, черт их там всех, коммунистов, забери!..»
Ага – значит – попало в самую дырочку!
И крыть им нечем.

Вот так примерно я и понимаю искусство.

Нужно, чтобы оно вызывало гордость за страну.
И чтобы другие так не могли.
И чтобы прошли, может, века, а люди помнили и говорили: «Вот могли же, черти! Молодцы, одним словом…»

Понятен мой взвешенный подход?

Один – спер деньги, потерял берега и присел, как лох. У меня есть приятель, он сидел не меньше. Считает, с такими деньгами и так присесть – может только последний лох. И я ему верю.

О других – вообще смешно говорить. Там процесс приобщения завершится тем, что какой-нибудь правдоруб инсталлирует обеим водопроводную трубу в чан. И будет достойная композиция: «У самовара я и моя Маша…»
Тоже ведь искусство по современным меркам, Гельман не даст соврать…
(:-)

А тут случился поход в музей. Ходили с супругой. Как раз, к тому самому дяде Боре, который жил этажом ниже.
И вот, что интересно. Тогда я сидел, вертелся и хотел мороженого.

А тут вдруг, вспомнил разные картины.
Я их там как раз видел, когда он рисовал.

Прошло 50 лет – снова вижу.
И мороженого не хочется.
Потому что мороженое съел – и забыл.
А здесь, получается, на века.



А это вид из окна. А этажом выше – ту же самую картину видел тогда я. А в этот киоск ходил за газетами. А за ним как раз стояла мороженщица, но ее тут не видно.

Вот такая история с географией и прочие факторы детерминизма...


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments