koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Магазинная история или "Заезжий музыкант" (часть тринадцать)...

Все, что вы здесь прочитаете – чистой воды вымысел. Можете поверить на слово, ничего серьезного.

Ваш Коба.




Сергей распрощался и откланялся. У него дела, нужно вернуться в Москву к вечеру.

Сидим, слушаем музыку.

Здесь у хозяина «вертушка», культовый старый «THORENS». И еще два катушечника, оба «Akai», тоже совсем немолодые. И кассетная дека «Nakamichi».

В углу комнаты стеллаж, на нем сотен пять виниловых дисков. И несколько полок с магнитофонными записями. В общем, солидная вполне фонотека.

Сейчас такое уже редкость. Музыку слушают с плееров и телефонов. А если дома, с жесткого диска компьютера через копеечные пластмассовые колонки. И вряд ли понимают, зачем бы палить такие миллионы в звук, если можно дешево и сердито. Главное ведь, чтобы громко и весело.

Говорю:
- Ну, в принципе, понял. Помещение большое, квадратов семьдесят по полу. А в кубах при такой высоте потолка, раз в пять соответственно. Усилители выведены почти на максимум, три четверти мощности. Это уже клип. Пыхтят, а тока не дают. Да и не могут выдать, колонки «тугие», чувствительность невысока. Их нужно «качать», а тут нечем.

Ну и «низов» нет. По тем же причинам.
И объем комнаты велик, и запаса мощности взять негде.

Вот такая картина и выходит, даже на небольшой громкости.
Громкость – термин субъективный и ни о чем не говорит. Есть звуковое давление и интенсивность. Там логарифмическая зависимость, соотношения на единицу площади, затухания, поглощения, «стоячие волны» и прочая научная белиберда. В смысле, вам оно не надо.

По факту: имеем решение задачи.

Первое, – меняем усилители, берем с запасом от аппетита колонок раза в два выше.
Второе, – нужно добавлять сабвуферы, «бины». Причем, серьезные лопухи, больше двадцати дюймов. Если не нравятся внешне, можно спрятать, не критично. Но без этого – так и будет летать «верхушка», а фундамента не выйдет.

И третье, – позовите сноровистых толковых парней, пусть разберутся с панелями на стенах.
Когда добавится бас, тем более в резонанс пойдут.
Это, скорее всего, дерьмовый крепеж. Пусть подтянут и добавят звукоизоляции в проемы.
Два дня работы, и все ваши проблемы в прошлом.

- Думаете?.. – в голосе хозяина звучит сомнение.

- Знаю. Три десятка лет практики. Правда, как хобби. Но задачи бывали и куда страшнее. Да и сам я хороший звук люблю. Дома киловатт тридцать, в десять раз больше вашего. Так что…

- Тогда верю, коллега! – смеется хозяин. – Я вообще верю тем, у кого есть хобби. А вернее сказать, все-таки «увлечение». Потому что от слова «хобби» сквозит холодком заморского ветра. А я с некоторых пор сквозняков не люблю. Возраст, знаете, нужно учитывать обстоятельства…

Не думаю, что говорит правду.
Ему, от силы, лет шестьдесят. И выглядит он крепенько. И взгляд у него цепкий и умный. Похож на отставного военного. Старая школа, короче.

Но если судить по фонотеке, вкус обширный. Хотя, в то время не делили музыку по сотне направлений, как теперь.

Я, например, слушал тогда всякое. Помню вот, терпеть не мог «Битлз». Почему, не знаю. Мимо души, и все тут. Нет во мне таких струн, что звучат в ответ. Тишина. Разные языки восприятия.

А многие пластинки здесь мне хорошо знакомы.
Окуджава, Дольский, Дассен, Челентано, Высоцкий.
Это у нас у всех тогда было.

Правда, теперь уже по-другому многое звучит. И мысли, конечно, другие. Но все равно, на теперешних не поменяю.
Тут нечего менять: ни голоса, ни смысла.

Хозяин говорит:
- Ладно, давайте тогда кофе пить.

И так, поболтаем о разном. Интересно узнать, как там в Красноярске. Давно не был. А ночами, бывает, снится. Удивительное место, этот город. И хотел бы уйти – не отпустит. А хотел бы остаться – оттолкнет. Да вы, наверное, и сам такое знаете…

Киваю. Верное определение.
Многое слышал о Красноярске. Но такое – впервые. Умеет формулировать человек. Да и понимать – тоже умеет.

Хозяин уходит варить кофе. Остаюсь один, рассматриваю пока его коллекцию.
У меня, правда, больше.
Но я и занят этим давно.

Вижу знакомую коробку магнитофонной кассеты.
Вынимаю из стопки, читаю: «Sony», 46 минут. Ансамбль «Чингисхан».1979-80.

Вот это номер…

Возвращается хозяин с кофейником и чашками на подносе.

Говорит:
- Кофе у меня, предупреждаю, плохой. Ни молоть, ни варить не научился. Да и плюнул на это давно. «Не парюсь», как говорят сегодня.
Вот жена сварила бы хороший. Но она в отъезде, детей навещает.
Холостякую, выходит. И ремонт вот затеял по этому удачному поводу...

Показываю кассету, спрашиваю:
- Не помните, откуда у вас такая?

- Помню, отчего же. Я все помню, на память пока не жалуюсь. Бывает, и нужно бы что забыть, а нет – засело уже в голове намертво.
А вопрос вы задали интересный.

А вот пойдемте наверх, там вспоминать выйдет сподручнее…

Поднимаемся на второй этаж.
Здесь кабинет и две спальни.

Дом, в общем-то, небольшой. Внизу кухня и гостиная. Пять комнат, выходит.

В кабинете стол, диван, пара кресел и большой книжный шкаф во всю ширину стены.
Мебель деревянная, старой работы. Вряд ли новодел, смотрится довольно обшарпанно.
Не любит человек, судя по всему, резких движений в жизни.

Кресла глубокие, сидеть удобно.

Киваю на столешницу, заваленную бумагами и папками.
- Работа на дом?

- Не совсем. Книгу хочу написать. Вернее сказать, написать пытаюсь. Но, к сожалению, не очень пока у меня получается. Материала много, а литературного таланта Бог не дал.

Вот, делаю всякие наброски… – он тоже кивает в сторону стола с бумагами. – Документы разбираю, кое-что переношу в рукопись.

А возьмусь перечитывать, смотрю, – выходит все время сухая аналитическая занудь.
Нет литературы в строке. Есть скупой язык административного доклада.
И кому это читать в наше веселое и умное время?..

Он хмыкает, разводит руками, продолжает:

- Ну, не дал вот Бог, что тут уже поделать – без понятия совсем!

И детектив тоже не хотелось бы получить, тема куда глубже.

А какие еще имеются для взятого материала литературные формы?
Может, и нет таких вовсе. А придумать – ни мое поле, ни опыт жизни, увы, не позволяют.

Иногда вроде пойдет, но потом – стоп! – ни с места и никуда тебе дальше.
Распадается по эпизодам.
И опять только ворох мыслей горкой на столе.

Да и всякие иные соображения тоже мешают.

Вот – давно уже нет той страны. Есть другая, территориально сходная историческими границами. Ну, не совсем географически, но политически – почти так. Влияние сохранилось, просто определяется сегодня другими источниками силы. И центр этих сил сохранил свое положение на оси геополитических координат.

А нужно ли говорить о том, что тогда было?

Например, для чего?

Для праздного интереса досужих умов?
Для повода еще раз пнуть прошлое, обвинить в тоталитарных амбициях?

А и все империи – тоталитарны.
Все амбициозны, все несут планы охвата и расширения своего политического и экономического влияния в мире…

Он встает, отходит к окну, присаживается на подоконник.
За окном уже ночь.
Сегодня полнолуние, над лесом в небе висит белый сияющий шар планеты-спутника.

- Вот вам Луна. Она не в состоянии убежать от нашей планеты. Она во власти физических сил.
Это объективно, притяжение Земли уравновешивает вектор стремления лунного тела прочь, в космос.

Но в ответ – гравитационное влияние на мировой океанический водный массив, на приливы и отливы, на климат и поведение живых существ и суши, и воды.

Мы можем все это запретить Луне?
Нет.
Значит, вынуждены учитывать и этот фактор силы в ряду прочих вокруг нас.

Так же и здесь.
Страна изменила идеологический курс. Страна поменяла экономическую модель движения. Но страна осталась прежней по целому ряду социальных, географических и хозяйственно-исторических своих основ.

И значит, история – неизменный и объективный фактор в построении будущего.
Можно его недооценить, можно и вовсе игнорировать или дать команду переписать по другим нотам.

Но это все равно, что и запретить Луне приказом волновать мировой океан Земли.

Вот такие мысли теперь, когда это пишу.

Было многое, а было ведь и такое, о чем никто пока не расскажет.
А и расскажет, не поверят.
А и поверят – скоро рассказчик и сам свернет, мол, пошутил.
Или, не так его поняли.
Потому что, и сам не в состоянии пока многого здесь понять…

Вот я скажу вам теперь: «Мы еще при Брежневе начали готовить проект политической экспансии в Европе в целях ее объединения в коалицию под нашим идеологическим протекторатом» – вы мне поверите?

А такое – было. И работы велись.

И был проект «Звезда», настолько секретный, что не нашлось даже формы допуска для засекречивания его материалов. Только по особому указанию с ними работали, и без всяких аналитических обобщений.

И большинство тех, кто был применен к проекту, вовсе не догадывались о своем участии и своей в нем роли.

Обобщение было доступно двум-трем товарищам в стране. И этих людей уже давно нет в физическом плане.

И это был, конечно, не мой уровень вовлечения в тему.

Я только цеплял верхушки волн, а под ногами лежала бездонная черная глубина проекта.
А заглянуть в эту глубину, – для такого не было ни права, ни знания научного метода.

Да и был ли этот метод, если честно, не знаю тоже.

Разговоры о «научном коммунизме» дальше строки деклараций Съездов не ушли. Завязли в «развитом социализме», продолжая двигаться на ощупь.
Болевые точки роста и развития народного хозяйства дали прогрессию в сторону теневого сектора экономики.

Как результат, «расширить и углубить» Михаила Сергеевича.

И никто не взял себе в толк, что такие заморские бананы в нашей почве не прорастут – ни климата, ни кормовой ценности, ни здравого смысла…

Интересный разговор. Неожиданно интересный.

Стараясь не сбить хозяина с темы, вставляю:

- Вы упомянули о кассете. Вернее, это сделал я, но тема развернулась именно отсюда…

- Ну, всегда есть какой-то повод. Зацепились за кассету, а вышло целое дело…

Я пришел в аппарат ЦК в самом начале восьмидесятых. Так сказать, «креатура Черненко».
Константин Устинович позвал меня сам, предложил должность инструктора Общего отдела.
С моей тогдашней позиции, зав сектором Крайкома в Красноярске, это считалось колоссальным карьерным взлетом.

Черненко был прирожденный аппаратчик. Но вечно держался в тени, работая на охват, упреждение и перспективу.
Все документы министерств и главков шли в ЦК через нас.

МВД и КГБ давали информацию сюда же. И получали административные указания тоже через аппарат Общего отдела.
Мы знали все, что происходит каждую минуту в стране, от Калининграда до Камчатки.

Но это была одна сторона дела.
А вот другая, смотрите…

Он возвращается к столу, садится, роется в папках:

- Вот, по теме, справка Госкомстата СССР.

Например, в 1986-м, по стране выявлено более сорока тысяч хищений в особо крупных размерах. Если помните, речь о суммах больше десяти тысяч ущерба на эпизод.

Так вот, этих "особых" – на общую сумму около трех миллиардов рублей.

И еще около двух миллиардов, по линии мелких хищений.

А причастных к этому «теневому цеху», проходивших по уголовным делам в разном процессуальном статусе – около миллиона человек!

Вы понимаете вывод?

Именно, полномасштабная война партизанскими методами, на подрыв экономической безопасности страны.
Нет другого вывода, не получается.

Поскольку картина хищений развернута по всем отраслям народного хозяйства.

А значит, имеются центры координации.
И эта сеть - накинута на всю страну.

В лесной отрасли – выше миллиарда мимо государства.
В строительстве – к полумиллиарду подошло тогда вплотную.
По линии ГСМ – только за год выявлено до двух миллиардов недостач в казне.

Чтобы осознать сегодня масштаб тех цифр, смело умножайте на сто.

Это – накопление экономической базы подполья и подготовка к захвату власти.

Такая вот предыстория у этой кассеты.

А если не торопитесь, могу поведать вам об одной давней командировке…




Subscribe

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…