koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Колдунов не бывает. Липецк

Прошлым летом я ездил по Средней полосе, так сложилось…

Ваш Коба.



Частью – по работе, частью – по личным делам. Вернее, приурочил этот вояж к неким обязательствам, которые сам себе выдумал.

Так, заехал в Липецк. И там случилась одна интересная история. Но, чтобы понять ее существо, нужно сильно отступить назад во времени.

В Липецк меня когда-то увезли родители. В раннем детстве, из Красноярска, было мне чуть больше четырех лет. А уехали мы оттуда спустя еще четыре с лишним года. То есть, именно там я пошел в первый класс, и многое еще тогда случилось в моей жизни впервые.

Например, помню, лето, вышел гулять во двор, где жили. Обычная пятиэтажка, кусочек замусоренного скверика, гаражи, глухая стена общаги торцом. И еще, стоял там сбоку деревянный двухэтажный дом из почерневших столетних бревен.

И вот – смотрю, – много собралось во дворе всяких дряхлых, на мой детский взгляд, старичков да старушек. А посредине, на табуретках стоит длинный ящик-гроб. И в нем лежит тоже старик, с желтым, будто восковым, лицом и седою длинной бородой.

И пахнет вокруг, как мне показалось, подгнившими помидорами. Жарко, и этот сладковатый, тревожный и пугающий почему-то запах.

Так я впервые узнал запах смерти.

И они еще долго приходили мне во сне – и покойник, и запах, и молчаливая толпа стариков вокруг. Неприятные сны, раньше такие не снились.

А дом тот деревянный, где старик и был хозяином, вскоре сломали. И мы, пацаны с нашего двора, лазили в тех развалинах. И находили, порой, занятные предметы. И даже пару раз в стенах подвала нашли настоящий клад – золотые монеты и пачки бумажных, еще царских времен, денег, перевязанные суровой дратвой и холстиной поверху.

Клад, понятно, сразу забрала милиция. И нам запретили лазить в тех развалинах. Но мы, конечно, все равно нарушали запрет.

И, однажды, кто-то выскочил из подвала с диким воплем: «Видел! Там гробы со свечами и покойники ходят с трясущимися руками!»

И весь двор понесся по домам, пугать родителей жуткими байками о случившемся. И опять приезжала милиция, матерясь, лазила в подвал с фонарями. А потом вылезла обратно, отряхиваясь и чихая от вековой пыли, сказала:

- Так. Чтобы ни один засранец – больше ни ногой. И дверь заколотим, к чертям собачьим.

И заколотили. И поставили вокруг забор, а потом и вовсе заровняли развалины экскаватором. Но мы, конечно, ходили мимо тех мест с опаской. Там остались старые кусты и деревья, мертвяки вполне могли переселиться в эти заросли и поджидать наготове.

Это, кому интересно, улица Плеханова, дом 30. А та старая деревянная развалюха, родовым домом семьи товарища Плеханова когда-то и была. И почивший старик – тоже какая-то его родня, но подробностей не помню.

Или, другой там же случай. Мусоропроводов тогда не было, контейнеров тоже. Часам к семи вечера, когда все уже возвращались с работы, во двор приезжала машина-мусоровоз. Минут за пятнадцать до ее приезда, на пятачке у дорожки начинали скапливаться жильцы с помойными своими ведрами. Судачили, вели разные диалоги, обменивались новостями и сплетнями.

Тут же толкались и мы, дети, многим поручалось выносить мусор в порядке домашних обязанностей.

Вот, в один вечер, стою с ведром. Вижу, от гаражей в глубине двора мимо нас едет «Москвич». А с другой стороны, вдоль общаги, из-за угла, слышен железный шум приближающегося мусоровоза.

И понимаю – секунда-другая – столкнутся!

Столкнулись. С грохотом и пылью. У всех на глазах. Кошмар! Первое ДТП, которое я видел в своей жизни. Причем, не просто видел, а заранее понял – случится страшное.

Потом этот «Москвич» долго торчал у нас во дворе, у газона, с разбитым правым крылом, вывалившейся фарой и спущенным колесом. Видимо, хозяин не мог достать запчастей для починки, в те годы запросто было в магазине не купить.

Или, еще. Сломал руку, спрыгнув с качелей. Напрочь сломал,
обе кости предплечья, отвалилась и висела только на коже и мышцах. И меня увозила «Скорая помощь». И тошнотворный, одуряющий запах карболки.

Или, еще, совсем тяжелое воспоминание. Стоял во дворе, озирался по сторонам. Повернулся – удар в правый глаз. Кровища заливает лицо, прижал руками, бегу домой, в голове бьется одна мысль: «Все, умер, жизнь кончилась…»

Пулька из рогатки. Случайный выстрел, пацаны стреляли по воробьям. Кусочек согнутой металлической проволоки. Отслойка сетчатки, отрыв радужки от корня, повреждение глазного нерва. Несколько операций, прогноз врачей: «Скорее всего, глаз видеть не будет».

Через четыре месяца сняли повязку. Вижу. Зрение восстановилось полностью.

Много чего было у меня в этом городе. И сталось в памяти навсегда. И, почему-то, совсем невеселое осталось.

Теперь, прошлое лето. Еду из Воронежа в Москву. Решаю сойти в Липецке, задержаться на пару дней. Зачем? Черт его знает. Просто, по старой памяти. Не был здесь, получается, уже больше пятидесяти лет.

Выхожу на вокзале. Предгрозовое темное небо. Неуютная большая площадь, людей немного. Пытаюсь вызвать такси – сбрасывает. Иду к дороге, просто поднимаю руку.

Едем минут пятнадцать. Я выбрал гостиницу в центре, поближе к дому своего детства. Два квартала от нее пешком, по пути есть пара супермаркетов, можно купить что-то по мелочи к чаю.

Заселяюсь. На улице уже смеркается. И вечер, и гроза – ходит вокруг, погромыхивает у горизонта, но пока еще без дождя, с порывами холодного ветра.

Бросаю сумку в номере. Решаю все же идти. Интересно же, полвека не был. А дождь – не сахарный, не размокну.

Метров за тридцать до поворота в нужный мне двор – аптека. Шагаю мимо. Вдруг, порывом ветра – плотный, удушливый запах карболки. Вы давно слышали этот запах? Вот и я – тоже. Аж встал от неожиданности. Закурил. Пошел дальше.

Поворачиваю во двор из-за угла той самой общаги. Стоп. Дорожка, угол газона. Возле – машина. В пыли. С разбитым правым крылом. С вывалившейся фарой и спущенным колесом. Давно стоит, видимо. Конечно, не «Москвич». Но, понимаете сами…

Иду к гаражам. С них когда-то в детстве прыгали в сугробы. Потом, по весне, из-под снега стали видны торчащие арматурные прутья разбитой бетонной плиты. Как не напоролись – загадка.

Подхожу. Плита – на месте, в кустах. Заросла травой, но прутья все так же торчат.

Поворачиваю обратно. Чувствую порыв ветра и удар в правый глаз. Песчинка. Мешает смотреть. Глаз слезится.

Начинается дождь. Вместе с дождем откуда-то приносит запах подгнивших помидоров.

И сказал я тогда себе: «Коба, вали-ка ты отсюда, пока при памяти. Круг замкнулся. Концы сошлись с началами. Теперь – или обнулять, или – заново, в дурную бесконечность…»

Назавтра к вечеру я из этого города уехал. Было там еще несколько занятных событий, но об этом – как-нибудь позже.








Tags: Колдунов не бывает
Subscribe

  • О тайге

    Обычно засиживаюсь на работе, ухожу поздно. Иду пустыми улицами и мечтаю: вот настанет, чай, золотое время, и я вернусь в родную тайгу навсегда. И…

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • О тайге

    Обычно засиживаюсь на работе, ухожу поздно. Иду пустыми улицами и мечтаю: вот настанет, чай, золотое время, и я вернусь в родную тайгу навсегда. И…

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…