koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

О психах

Только не нужно пытаться делать далеко идущих выводов из вчерашнего происшествия на Лубянке…

Ваш Коба.



Куча уже такого в прессе и на ТВ: «Вот, до чего капитализм довел человека!..»; «Надо внимательно присмотреться к этим стрелковым клубам…»; «Эта ВШЭ – рассадник скрытого терроризма…»

Психи-одиночки были, есть, и будут всегда. Расскажу реальный случай из своей практики, тогда вокруг никакого капитализма, а вот обстоятельства – формально схожи. И даже назову подлинные фамилии, чтобы нельзя было сказать: придумано.

Осень 1981-го, ночь. Работаю на маршруте ППС, едем в столовую ужинать. Включается рация, дежурный говорит:

- Нужно заехать в КГБ, там на вахту пришел мужик с топором. Его задержали, доставьте в РОВД.

Отвечаю:

- Я на обеде, свободных маршрутов нет, если только после.

В принципе, ничего особенно срочного. Мужика уже задержали, если он лишний час просидит на вахте КГБ, страшного не случится.

Приезжаем в столовую, встречаем там дежурную опергруппу нашего отдела – следователя, опера и водителя. Они уже поужинали, собираются возвращаться в район. Перекидываемся парой фраз, мужик с топором по их профилю, – снимать допрос должен следователь. Говорят: «Ладно, все равно по пути, заберем и доставим сами».

Дальше развивается так. Только мы поужинали, в эфире поднимается гвалт. Срочно летим в КГБ, возле здания картина: дежурная машина, в ней труп следователя, Леши Абрамова. Убит ударом ножа в сердце. В приемной прапорщики-вахтеры перевязывают опера Мисилевича и водителя Лозовского – ножевые раны в шею, спину и руки.

Обстоятельства происшествия: забрали задержанного с вахты, стали сажать в машину. Дядя внешне совершенно адекватный, средних лет, лысоватый, представился ученым-физиком из Академгородка, даже показал документы. Со слов – непьющий, некурящий, не женатый. Зачем пришел в КГБ ночью? Сам не знает, показалось, что на нас готовятся напасть марсиане.

В общем, временное помутнение, что называется, «заработался человек». Его, как путнего, сажают прямо в салон уазика. Понятно, изъяли топор, он в ногах у следователя, сидящего на переднем кресле. Не успели тронуться с места, мужик вынимает из-за пазухи нож, бьет Абрамова – насмерть с первого удара. Нож остается в ране. Задержанный выскакивает из машины, достает другой нож, режет им Мисилевича. Лозовский пытается скрутить психа, тот достает третий нож, наносит водителю несколько ударов.

Прапорщик, на глазах которого это все происходит, покидать вахту не имеет права. Тем не менее, стреляет несколько раз от двери здания, но пули уходят мимо. Псих бросает нож и убегает.

Через полчаса я задерживаю его по характерным приметам на улице, в километре от места происшествия. Он кидается на меня в драку, держит в руке большую отвертку. Успевает проткнуть мне ладонь почти насквозь.

И это все, заметьте – толстячок средних лет и благообразной наружности. Встретишь такого в городе – только приподнять котелок и дружески улыбнуться.

Итог: следователь – в могиле, двое других – тяжкие телесные. Мне – строгий выговор с занесением, сломал психу руку при задержании. При этом он еще что-то орал за академика Сахарова и «тюрьму народов».

Потом оказалось, активный член ДОСААФ, посещал стрелковую секцию, коллекционировал вырезки из книг и газет о войне. Дальнейшей его судьбы не знаю.

Какой вывод? Да никакого. От психа-одиночки никто и нигде не застрахован. Ни просчитать, ни предвидеть его действий нельзя. Это частное, из которого общего не вывести.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments