koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

Магазинная история или "Заезжий музыкант" (часть одиннадцать)...

Продолжение. Совпадения имен и обстоятельств – случайность.

Ваш Коба.



Высокий плюхается на переднее сиденье, поворачивается, говорит:

- Меня Октай звать. А тебя как звать? Слушай, зачем ругаться, да? На Кавказе знаешь, как? Милиционер подъехал, из машина не выходит. Зачем выходить? – уважаемый человек. Каждый пришел, оказал уважение, поздоровался, все тихо-спокойно, да. Все довольны.

Милиционер после работы гулять идет, жена, дети там тоже. Все люди идут, здороваются с ним первый. Зачем так? Потому что!
Милиционер, это сила, закон. На Кавказе закон уважают. Понимаешь, брат?

Киваю, усмехаясь.

Я таких разговоров слышал, может, уже миллион. И все они, примерно по одним нотам. Интересно, неужели такое где-нибудь срабатывает? Хотя, а почему бы нет? Это же простой способ втереться в доверие, заинтересовать. Не сомневаюсь, что на такое клюют.

Ладно, послушаем, что он еще расскажет мне о Кавказе…

- Слушай, ты умный человек! По лицу вижу, умный. Спортом занимаешься, значок носишь. Я тоже спортом занимаюсь. У нас все мужчины занимаются, так надо.
Мужчина должен Родина защищать, закон защищать!
Мы одно дело делаем, брат. И я тебя уважаю. Потому что.

Вот приходи на базар, спроси – Октай. Тебе каждый покажет. Меня тоже все уважают.

- Что-то я там тебя не помню… – лениво говорю я. – Рано давать ему повод считать, что он меня выкупил на такой дешевый прием.

- Э-э-э! Зачем так?! – он морщится, цокает языком, рисует досаду на лице. – Зачем говоришь слова? Я полгода еще приехал, немного занят был. Но за меня там люди слово сказали. Теперь порядок на базаре будет. Люди сказали, они мне доверяют. Уважаемые люди. А я тебе доверяю. Ты умный, на слово верить не хочешь.
Я таких сам не люблю, кто сразу на слово верит. Такому дай немного того-сего, он сразу друг. А завтра, враг. Потому что, жадный. И глупый. Ты не такой, я вижу…

Нормальный заход, техничный даже. Во-первых, страхуется, напрямую денег не предлагает. Во-вторых, намекает, что скупиться, если договоримся, не станет. И лестью играет тоже умеренно, нажимает больше на равенство и доверительность отношений.

Тертый парень. Далеко пойдет. Правда, не дальше умного опера, который все равно остановит. И не таких останавливают, знаю.

Говорю:
- Меня Вовкой звать. Но, давай, сразу без обид. Дружба, это хорошо. Если надолго. Допустим, я тебя сейчас отпущу. Даже закрою глаза, что здесь явная «хулиганка» светит. А где гарантия, что ты уважаешь закон? Ты уехал, назавтра забыл, и все. И опять бери тебя, опять напоминай…

- Э-э-э, брат! – он снова цокает языком, играя искреннее возмущение. – Я человек слова, так ничего не говорю! Скажи, чего надо, какой гарантия дать? Скажешь срок, сделаю, хоть умру! Для своих сделаем все, закон чести. На Кавказе, – слово чести не сдержал, – ты не мужчина!

- Ладно, верю. Короче, так. Нужны джинсы по нормальной цене. Лучше, две пары. Ну, «Монтана» там, «Райфл», сам знаешь, чтобы фирма. Еще, я музыкой увлекаюсь. Нужны чистые кассеты, возьму блок на пробу. Если можешь записи, тоже обсуждается. Но это позже, зарплата не резиновая у нас.

- Не вопрос! Кому надо, скажу. Придешь на базар, хоть завтра приходи. Джинсы принесут, сам выберешь, какой нужен. Человека дам, не понравится это, другое принесет. Кассеты тоже будут, хоть чистый, хоть какой. Барыга придет, ему там скажешь. Утром скажешь – вечером будет.

Когда выберешь, про деньги отдельно поговорим.
Потом еще мяса возьмешь. Ибрагим лично нарубит, пять килограмм возьмешь.
Я закон уважаю, знай. Деньги – не деньги, неважно. Дружба не продается, знай. Кого я уважаю, тот мне друг.

Потом покушать сходим в «Улус», сядем, поговорим.
Вечером можем в баня сходить, там «Нептун» нам нагреют, самый хороший номер будет, да.
Потом Бруно из «Сопки» приедет, девочек привезет. Знаешь варьете из «Сопки»? Не такие, как здесь, э-э-э...

Помоемся, поговорим. Хочешь, в карты поиграем. На интерес, не за так.
Жить нужно, брат!
Что у меня есть, всегда другу отдам. Самое лучшее будет, все равно отдам.
Закон, брат. Я – тебе, ты – мне.

В конце, получается, прокололся. Напоминает правила игры. Хотя, в такие игры по-другому и не играют.

Теперь я понимаю, почему опера всегда работают в гражданской одежде. Не только, чтобы не выделяться в толпе. А потому что такие вот слова – прямое оскорбление погон. Надел погоны – служи государству.

Может, где-нибудь в Америке и по-другому. А у нас в стране – только так. И никогда не будет иначе.

А этот торгаш – говорит слова, смысла которых ему не понять. Для него другой смысл, когда он произносит «честь» или «закон».
Поэтому, оперу в сто раз труднее. Он же не наш старшина-фронтовик, не может дать в лоб такому вот гаду. Опер должен раскрывать преступления. Значит, обязан играть, входя в доверие. Так играть, чтобы не раскусили.

И мне, будущему оперу, выбирать не приходится. Предлагают дружбу – будем дружить. Тем более, все резоны ситуации понятны. По крайней мере, для меня.

А вот что хочет из нашей «дружбы» этот Октай, будет видно по ходу.

Хлопаю его по плечу, прощаясь. Выхожу.

Езжайте, ребята. Закон вас отпускает. Вы же себе это сейчас купили в кредит. Только вот расплатиться – думаю, денег не хватит. Фамилии и установочные данные автомобиля я записал. Вот и катайтесь.
А когда закончится такая свобода – уже не вам будет решать.

Утром после смены поднимаюсь в отделение розыска. Здесь я всех знаю. Но сейчас мне нужен тот, кто вел дело по шестнадцатому магазину. Это Ваня П., я уточнил заранее. И неважно, что дело передали в прокуратуру. Опера все равно работают по раскрытию, просто задания им выписывает уже не Ирка.

Ваня П. – парень простой. И даже кличка у него между своими простая, «Пятак».
Вообще-то, она образована от его фамилии, по созвучию. А еще, потому что он гнет пятаки пальцами. Берет, зажимает, и гнет.
Я так не могу. Хотя физически я его сильнее. Но рука у него, правда, железная. Он родом из таежной деревни где-то на Ангаре. Говорит, с детства рубил дрова. Много нарубил, в Сибири топят печи почти круглый год.

Потом, выучился на тракториста. Потом поступил в автотранспортный институт. В итоге, попал на работу в уголовный розыск. Не очень прямой путь, если подумать. Скорее, зигзагами, поперек поля. Но сам Ваня уверен, что выбор профессии правильный. И раскрываемость у него высокая.

Он хорошо сходится с людьми, такой деревенский «рубаха-парень». Здорово, кстати, похож на Колю Кондратьева из фильма «Рожденная революцией».
Это сходство многие замечают, любят пошутить на такую тему.

Например, удивляются на строевом смотре: «А ты чего скромничаешь в лейтенантских погонах? Шифруешься, а генеральский мундир моль в шкафу доедает…»
Ваня отшучивается: «Пусть кушает, зараза. Настанет день, двери шкафа откроются и в ее буржуйское мурло предъявят вороненый революционный мандат!»

Кладу на стол Вани бумажку с установочными данными.

Говорю:
- Вот, прикинь друзей по делу магазина. Машина у них здорово похожа. Ну и так, много совпадений. Судимые, как я понял. Ошиваются на колхозном рынке. По фамилиям, оба азербайджанцы. Октай, думаю, борец, уши поломанные. Если верить художественному свисту, пытается взять торгашей под свое крыло. Пацан наглый, но неглупый. По крайней мере, «с подходами».
Короче, прикинь их фасончик на свой костюмчик. Может, «в цвет» пойдет. Убить они могут, если выгода есть.

Ваня читает данные, кивает:

- Есть такие, слыхал. Не мой сектор, но они и в Покровке шныряют. Все хочу знакомство свести, да повода нет. Интересные фигуры, проблем еще с ними будет. Но здесь – не они. И машина, тоже не та. И прикидывать тут нечего…

- Уверен?

- Да чего там, «уверен». Сто один процент. Те двое уже установлены. Правда, без толку теперь…

- В смысле?

- Да чо, «в смысле». Оба – холодные уже. Они той ночью прямо на тракт сквозанули. Из Покровки огородами, и на Московский тракт. А под утро возле Кемерово нашли свой зилок на полном газу. Так вдолбились, только мозги брызнули.

Их там дактилоскопировали для опознания, документов на трупах не было. Ну и тут же зазвенело по «Следу-3». Полное совпадение пальцев с нашими, на ноже.
И еще на канистре, там вообще пальчики обоих, водилы и пассажира.

Так что, аллес цурюк. Прокуратура не дура, тут же отобрала дело, для галочки за раскрытие.
А чо, так и работаем. Если «темнуха» – повесят на нас. Если раскрыто, шампанское пьют белые люди в прокурорских погонах.

- А ты, типа, шампанское уважаешь…

- Не-а. Нам, крестьянам, и дерьмо на лопате – за тульский пряник. Жила бы страна родная, чо.
Обидно, конечно.
Но так устроено в природе человека: одним – пахать, другим – порхать.

Разница в две буквы, а на размер пенсии сильно влияет.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments