koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

24 сентября. Случайная история...

Не стану называть имени этого человека. Если называешь имя, нужно многое пояснять – и о нем, и о себе. А мне этого не хочется. Да ничего и не меняет. Пусть это звучит просто придуманной историей, рассказом о том, чего, скорее всего, никогда и не было в жизни.

Ваш Коба.


- Ты чего там копаешься?.. – говорит мне друг Паша, деловито запихивая в сумку огромный пакет с пельменями.
Он уверен, - сибиряки едят пельмени три раза в день – на завтрак, обед и ужин. А также, в промежутках между, чтобы «заморить червячка». Вместо варенья, с чаем.

- …нам еще, не забудь, пробками туда пробиваться. Да и нужно по пути заскочить в один магазинчик, взять электрическую бензопилу для тестя…

Я смеюсь, последняя фраза звучит коряво и двусмысленно.
Во-первых, «электрическая бензопила».
Во-вторых, «для тестя»…

- Чего ржешь?! Тесть просил купить бензопилу. У него березовый швырок в ограде не пиленный. Для бани. Сырой, хоть выжми. Вручную пилить замучаешься. А бензопила – тяжелая, зараза. Зачем ему такая, два раза в году по паре кубов распустить? Сейчас в магазинах электрические появились. Легкие по весу, и бензин не нужен. Только масло для цепи. Вот заскочим по пути, купим…

У друга – «Волга». Серого цвета, ГАЗ-2410. В то время – серьезная машина, даже в Москве. И буквы номера: «СВР».
Кое-кому эти буквы говорят о многом. По крайней мере, гаишники смотрят в сторону, как будто нас и нет на дороге.

На даче пилим дрова.
Тесть, Виктор Николаевич, настроен пока скептически. Он подержал нашу покупку в руках, хмыкнул.
Я – тоже сомневаюсь. Но электрическая пила спокойно щелкает березовые кругляши, как семечки.
«Бош». Умеют делать, гады…

Виктор Николаевич с кем-то говорит у калитки.
Тут старое дачное место. Соседи, наверное, знакомы целую вечность.

Возвращаются вдвоем.
Гость – среднего роста, опирается на трость. Глаза – карие. Смотрит молодо. Хотя, думаю, далеко за восемьдесят.

Они – другое поколение. У нас теперь модно бегать по врачам, даже если совсем не болен. А раньше было не модно. Да и некогда было бегать. Делали большое общее дело. Теперь оно кончилось. И теперь не спросят: «Кто, если не ты?..»

Паша толкает меня в бок. Говорит гостю:
- Вот, Михаил Анатольевич, знакомьтесь. Друг мой. Тоже из наших. Но – с другого корабля. Военный турист-маршрутник. Теперь больше по обозам. Но дело любит и знает. Можно сказать, вашими партизанскими тропами…

Я вдруг понимаю, кто этот человек.
Это – легенда.
И даже, с большой буквы. С такой большой, что больше и не бывает.

Кто-то захочет поспорить.
Сейчас модно оспаривать прошлое. Потому что в нынешнем – гордиться особенно нечем. Не сложилось. Значит, остается известный способ. Нужно топтать память. Авось, пролезет. И новые поколения примут пигмеев за гигантов. Ведь сравнивать будет не с чем.

Думаю, о чем бы спросить...
Можно сказать, лихорадочно думаю. Второго такого случая в жизни может и не сложиться.
Я уже достаточно много знаю в жизни. Складывалось по-всякому.
Давно понял: если выпадает шанс – используй. Просто так – не выпадет.

Мысли прыгают.
Слишком о многом нужно было бы спросить этого человека. С чего начать, не знаю.
Да и будет ли отвечать…

Спрашиваю первое, за что зацепился в этот момент:
- А почему… тогда не убили Гитлера?..

Смотрит внимательно. Отвечает спокойно, как будто готов к этому вопросу:
- Было нецелесообразно. Политически не выгодно, не ко времени. Ход войны был уже на переломе. А тут - открылась бы дорога Германии к сепаратному миру с англичанами и американцами. И – мы бы оказались в одиночестве. Война пошла бы другим путем. Могли ударить и с Дальнего Востока. И с Манчжурии. Звучит страшно, но Гитлер был уже меньшим злом, если допустить такую картину. К тому, мы уже в марте знали – готовят новое оружие…

Включаются в разговор Паша и Виктор Николаевич. Что-то живо обсуждают, о чем-то спорят...
Но я почти не слушаю. Мне нужно уложить в голове сказанное.

Выходит, эти не зря выжидали со «Вторым фронтом». Хотя, и так ясно, не зря. Большая игра – большая выгода. Будут бить даже своих, главное – на стороне победителя.

Дожидаюсь паузы в разговоре, вставляю:
- Я понимаю, вопрос дурацкий. И так понимаю, и в профессиональном плане. Но все же… теперь об этом говорят многие. Понимаю, глупость. И все же. Почему – молчал Сталин? Ну, тогда, двадцать второго. И позже. И поручил сказать Молотову. А теперь говорят – замешательство. Даже, якобы, недостаток информации. И еще, уход от реальности, страх ответственности…

Паша смеется. Виктор Николаевич тоже усмехается, укоризненно крутит головой.

Дядя Миша не смеется.
Говорит:
- Это – не про него. Так было нужно. Он искал слова. А сообщить – мог и Молотов. И должен был Молотов. А потом, 3 июля он сказал: «Братья и сестры, к вам обращаюсь я, друзья мои…»
А говорят – и пусть себе говорят. Кто-то – всегда говорит. Да что это меняет для дела…

Потом пьем чай с вареньем.
Потом растапливаем баню. Дрова сырые, шипят и стреляют синими искрами.
Осень. Раньше я не любил осени. Слякоть, палые листья, и длинная зима впереди.

Теперь вот понял – без смерти нет и жизни. Не умирает тот, кто не жил.

Потом дядя Миша прощается. И уходит в темноту дачной дорожки.
Я смотрю вслед.
Уходит человек и уходит эпоха.
Таких больше не будет.

Сижу возле бани, курю. Возвращается Паша. Он ходил провожать.

Говорит:
- Он видит уже плохо. Практически, только одним глазом. Тюрьма. Пятнадцать лет. Такие дела. Двадцать два Героя воспитал. А сам – даже звания не вернули…
На, держи…

Протягивает мне книгу.

- Он тебе книгу свою подписал. Просил передать. Вот, теперь – твоя. Не теряй. Мало ли в жизни случится – шарик большой, куда там еще закинет…
Если совсем вдруг хреново – доползешь до посольства. Да в любое место, где наши. Покажешь книгу. За одну его личную подпись – даже у черта из пасти выдернут. Дорогого стоит. И всегда будут те, кто это понимает.


Subscribe

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…