koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

«Один из многих» (продолжение)…



Пожалуй, пришло время продолжить. Напоминаю, это журнальный вариант, здесь многое сокращено.

Ваш Коба.

- Знаешь, что это такое? – Алексей Львович кивает на шахматную доску, стоящую между нами на журнальном столике.

Странный вопрос. Это знает и младенец. На всякий случай внимательно приглядываюсь, нет ли какого подвоха. Нет, обычная шахматная доска, расставлены все фигурки. На столе больше ничего нет.

Кабинет здесь гораздо больше, чем у Леши.
Существенно больше, но обставлен такой же казенной, тяжеловесной и несуразной советской мебелью. Тут каждый стул – с резными вычурными ножками, но с прямой высокой спинкой и пухлым сиденьем – такой, наверное, и от пола-то не оторвать.

Стол, как положено, под зеленым сукном. И к нему приставлен второй, длинный, для заседаний. Так показывают во всех фильмах, если речь о том, давно уже прошедшем времени. И обязательно какой-нибудь умник ходит там за спинами сидящих, пыхтя своей короткой трубкой. А все сидящие за столом пригибают головы – на всякий случай…

Смешно.
Это ведь никогда больше не вернется!
Чего они хотят показать, храня и пользуя эту несуразную мебель? Намекают – преемственность поколений власти?
Было бы, чем гордиться!
Леша что-то там бурчал про шаги в коридоре и запах трубки. Ладно, пусть развлекаются, мне-то что…

Аккуратно говорю, подумав:

- Ну… так-то - шахматы, если тут нет никаких подвохов. Может, просто редкие какие-нибудь. Или, например, на них играл какой-нибудь известный деятель всех времен и народов…

Алексей Львович усмехается:

- Нет, на них никто и никогда не играл. И даже не двигал фигур. Если, конечно, не считать, что их периодически протирают от пыли во время уборки.

А редкие – тоже вряд ли. Думаю, подобные когда-то продавали во всех магазинах страны. Что-нибудь, рубля за два с полтиной.

Когда-то давно я пришел в этот кабинет, а они уже здесь стояли. Вот так же, расставленные по правилам игры.

- Тогда, зачем? Они что, какой-нибудь талисман?

Алексей Львович опять усмехается, говорит:

- Талисманы нужны тем, кто верит в слепой случай. А это – пустая вера. Ничего случайного не бывает, есть только высшие закономерности. А эти шахматы – символ. Напоминание о том, чего нельзя забывать.

- Вы имеете в виду, в игре скрыта мудрость политики?

- Я имею в виду – не верь глазам своим…

Алексей Львович небрежно машет рукой в сторону доски, продолжает:

- Это все – тоже пустое. Эту доску, эти фигурки придумали в незапамятные времена. И теперь уже никто не знает, какова была настоящая, истинная цель того древнего мудреца. Ходит красивая притча про пшеничные зерна. Но это – всего только миф. Вернее, попытка объяснить побуждение изобретателя обычной человеческой алчностью.

В принципе, неважно. Важно понимать – это обман. Очень умный обман, где существо дела сокрыто внешней красотой комбинации. Где человека увлекает химера несуществующей власти. Где он иногда мнит себя Богом, двигая королей по доске.

И при этом – не достигает ровно ничего.

Понял, в чем смысл? В том, что политик и государственный деятель – две принципиально различные позиции.

Потому что политики – играют по заданным правилам. И не выходят за границы доски. А государственные деятели – устанавливают правила сами. И границы устанавливают тоже. А если нужно, эти правила и границы они меняют.

Вот это и запомни навсегда. Тот, кто играет в шахматы – принял чужие правила игры. Он может проиграть. Он может и выиграть. Но правила будут чужими – всегда. И доколе он играет здесь – к управлению государством ему путь закрыт. Государству не нужны те, кто принял чужие правила за свою истину…

Ни фига себе, заявочки!

Я даже трясу от неожиданности головой. И вид у меня, наверное, дурацкий...

Вот никогда не слышал такого странного определения шахматной игры! Всегда считал, она развивает стратегическое мышление, оттачивает ум, ну и всякое такое в общем.
А тут, выходит, полная белиберда!

Хотя, в принципе, возразить трудно. В шахматах действительно играют по правилам, известным всем. И менять эти правила нельзя. Иначе, никакой игры не выйдет. И мне, кстати, никогда такое не нравилось. И в шахматы я играть не люблю. Но вот почему так, никогда не задумывался…

На всякий случай, молчу.
Разговор, похоже, будет интересным.
Я не ожидал встретить здесь такого собеседника. Мне уже занятно, что будет дальше.

- Правильно делаешь, молчишь. – Алексей Львович одобрительно кивает – и был бы ты дурак, если бы по-другому. Значит, умеешь слушать. И понимать сказанное. Даже если вдруг – не согласен.

- Да почему, не согласен… Я просто раньше не думал об этом. А так – возразить трудно. Меня и самого в шахматы не тянет. Когда-то, помню, еще в детстве, просил отца научить. Ну, он почему-то отговорился. Сказал, - занят, - позже покажу. Так и не показал. А потом уже мне стало не интересно…

- Думаю, он на это рассчитывал – говорит Алексей Львович. – Твой отец был умным человеком. По-настоящему умным, а таких – всегда немного…

Вот ни фига себе опять! Новая заявка!..

- Вы знали моего отца?!

- А что тебя удивляет? Я же сказал в начале – в мире не существует неожиданностей. Точнее, они существуют как бесконечное сомножество увязанных взаимно величин. Но законы их взаимодействия нам неизвестны. И этим мир отличается от шахматной доски. И твой отец это знал.

Кстати, когда-то именно он поведал об этом и мне. Ну, может, не в такой прямой и конкретной форме. Но и время тогда было другое. Каждое время – требует своих форм и отношений. Но в каждом времени есть люди, способные передавать истину. Когда-то обстоятельства сошлись на мне. А теперь, получается, выбрали тебя. Таковы законы этих обстоятельств. И мы обязаны им следовать, если это не противоречит внутренним убеждениям…




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments