koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Кино и жизнь

Из ФБ: «Коба, к вам два серьезных вопроса, ответите? Ночью О. Дивов и В. Денисов подняли две темы, на которые хотелось бы получить ваше мнение. Дивов – о позиции Хабенского, как режиссера «Собибора». Денисов – об Астафьеве. Кстати, если можно, подробнее о том, что там были за трения у Астафьева в 70-х, в Красноярской писательской организации, из-за чего он не хотел возвращаться с Урала в Сибирь? Только, если отделаетесь полуправдой, лучше не отвечайте совсем».

Сходил, прочитал темы. На самом деле, они перекликаются, можно объединить в один вопрос…

Ваш Коба.



Есть расхожая фраза: «Прошел огонь, воду и медные трубы». Настолько расхожая, что смысл ее часто ускользает в разговорах.
А смысл глубже, чем может показаться вначале.

Я, например, напоролся на него, проживая определенный жизненный этап. С тех пор – категорически избегаю входить в качество «публичного человека»: слишком рискованно, даже если перед этим ты успешно миновал «воду и огонь». Очень немногие умудрились пройти в жизни «медные трубы», и не потерять правильные ноты в своей душе. Да и те, кто прошел, – больше утратили, чем приобрели.

Такое мое мнение, подкрепленное личным опытом.

Но зато, я теперь знаю такое на себе. И это дорого стоит. Человеку вообще очень трудно оценивать себя со стороны, он живет «внутри», стремясь оградить самооценку забором повыше. И за этот забор – чужим не пройти.

Длинное и аллегоричное получилось предисловие. Но иначе, трудно понять дальнейшее.

Так вот, если тебя поднимают знаменем, изволь позаботиться, чтоб не было пятен. Иначе, за таким знаменем пойдут только те, кому на пятна плевать. В крайнем случае, еще близорукие субъекты – им важнее, чтобы в колонне, в ногу и под флагом. А что за флаг – не так важно, зрячие товарищи по оружию разъяснят в деталях.

Это о том, что «случайных пятен» на знамени не бывает. У каждого из них – своя история, цели и задачи. И если кто-то пытается вам разъяснить, мол, «каждому свойственно ошибаться, не нужно зацикливаться на мелких деталях» – такое говорят в расчете, что вы близоруки, но доверчивы. И не станете покидать строя, внося разлад и сбивая шаг большинства.

Разговор, понятно, об Астафьеве. Уже в конце 80-х – его «подняли знаменем» Горбачевской Перестройки. Одним из тогдашних знамен, под которыми ускоренно формировали «полки и дивизии новой жизни». В эти ряды спешили многие. А для тех, кто не спешил, оставаясь под старым флагом, так же срочно верстали новейшую историю под лозунгом: «Жить не по лжи!»

Идеология – сильная штука. Она говорит нам: «Осознание ошибок – еще не шаг. Вы шагаете, только если признаете ошибки публично». Но при этом идеология мудро забывает уточнить, что предыдущие ошибки – плод ее же забот. Просто, тогда она трудилась на другого заказчика.

Что касается частностей, в 70-е годы в Красноярском отделении Союза писателей СССР было еще немало писателей-фронтовиков. Да и возглавлялась эта краевая организация тогда бывшим фронтовиком, тов. Чмыхало. Слухи про него ходили разные. Некоторые из них отразились, например, в таком довольно злобном стишке «неизвестного автора»:

Дайте в руки опахало, дайте в руки мне баян,
Я спою вам про Чмыхало… и его большой карман.
Вот сидит он в отделенье Красноярского эСПэ,
Бабам всем на удивленье… и на радость сам себЭ.

Хотя, на самом деле, автор этого опуса был известен – коллективное творчество тов. Астафьева «и примкнувших лиц».

По крайней мере, так это передавала изустная молва. И меня, жившего с родителями на пр. Мира, д. 100, в одном дворе с тов. Чмыхало, эта молва, понятно, не обошла стороной. А с учетом, что моя матушка была к тому же членом СП СССР – не обошла тем более.

В общем, Виктор Петрович имел тогда в городе кучу «литературных недругов», но и вел подспудную работу по перетаскиванию их в свои ряды, играя на простых чувствах, свойственных многим людям во все времена: жадности и зависти. Не буду утверждать, что этим же был он болен и сам. Но условием возвращения в родные пенаты обозначил новую квартиру в Студгородке, дачу в Овсянке и отдельные преференции в Красноярском книжном издательстве, а также альманахе «Енисей».

И все это ему дали. Те самые власти, которые он гневно обличал чуть позже, в конце 80-х.

Кстати, сюда же просится известная история, когда Виктор Петрович очень неудачно пошутил, подсунув для публикации в «Енисее» свою повесть, не получившую разрешения цензуры. Вернее, он просто поменял первый лист рукописи, которую завизировали цензоры после правки. И в печать пошел не правленый вариант.

За это – сняли главного редактора альманаха, тов. Назарову. И влепили по «строгачу» еще нескольким ответственным работникам. А Виктор Петрович тогда примчался поздно вечером в один дом, и слезно просил: «Танька, спасай! Срочно звони в Москву, Долгих, пока там не спят – утром меня порвут в крайкоме и КГБ!»

Хотели «жить не по лжи»? Выполняем, по заявкам населения. Я этот разговор тогда слышал собственными ушами.

Что касается Хабенского, мне тема незнакома и неинтересна. Я кино и жизнь не путаю.
Tags: Астафьев
Subscribe

  • «Разномыслие имеется, но в пределах разумного контроля…»

    В почте: «Может, Коба, хоть вы объясните, что за идиотизм сегодня творится вокруг так называемого отравления Навального? Они что, всех за…

  • Просто потрещать

    Из ФБ: «Коба, у вас совсем не стало постов на политические темы. Может, прокомментируете последний шквал арестов и отставок, это что,…

  • И снова о слухах

    Из ФБ: «В Сети появилась информация, якобы избирательные комиссии в каких-то регионах потребовали от турфирм предоставить паспортные данные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments