koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

«Один из многих»…

Говорят, грядут какие-то выборы в органы власти. И еще говорят, я де имею к этому какое-то отношение...
Врут.
Когда-то имел, но те времена давно закончились.
В лучшем случае, я оказываю консультационные услуги. Поскольку тему эту все-таки немного знаю.

Я теперь пишу всякие книжки. Но получается плохо. На книжки нужно много времени, а меня одолевают другие заботы.

Тут вот разбирал старые материалы, нашел древние заготовки для одной из книг. Я над ней работал году в 2004-м, потом отложил до лучших времен. Называлась, «Один из многих». Ну, что-то по жанру вроде «Садовника». Возможно, даже его продолжение.

Перечитал фрагменты одной главы. Не знаю, можно ли будет это использовать в дальнейшем, многое уже изменилось, что-то стало не актуально.
Но кое-что показалось мне занятным и даже злободневным. Решил выложить здесь, чтобы не пропадало зря. И даже почти не правил. Название оставляю старое, хотя фрагмент ни в коей мере и не отражает существа задуманной когда-то книги.

Это художественное произведение. Как обычно, все совпадения событий и типажей – чистая случайность.
Возможно, текст этот кому-нибудь пригодится. Например, как справочное пособие из несуществующего, конечно же, мира...
(:-)

Ваш Коба.



- Спорю, ты сейчас думаешь: «Твой фон Хайек – чмо». Ведь думаешь, и я прав…

Леша назидательно показывает ладошкой. Это он взял из кино. Как там оно… «Ленин в Октябре»? Вот бегал этот Ленин в жилеточке, цеплял большие пальцы за обшлага. И показывал ладошкой, с вывертом, как теперь Леша: «верной дорогой, товарищи!..»

- И не спорь, старик! Думаешь! И, кстати, имеешь право. Мы же не быдло, старик. Мы не обязаны хавать любую галиматью за великую истину. Сейчас пишут все, кому не лень. А не лень никому. Потому что иначе придется идти и пахать. А вот пахать – уже лень. Но…

Леша опять картинно выворачивает ладошку.

- …но, старик, это пшено голубям. Голубей много, они не хотят работать. Они хотят жрать. А вот Хайек, это другое. «Дорога к рабству» – корм только для злых голубей. Добрые его жрать не станут. Подавятся. Добрые любят себя и не хотят давиться. Но чтобы сжевать Хайека, у них не тот набор зубов от природы…

Вот ты смотришь на эту повязку над столом, на стертую надпись золотом: «Вожатый». И думаешь себе: «Это – совковый китч». А еще ты думаешь, что приемная здесь у меня – дерьмо. И секретарша у меня – дерьмо.
Приемная, – думаешь ты, – это лицо фирмы и авторитет шефа. А секретарша должна стервозно шагать «от бедра» и носить ледяной «Перье» в льняной салфетке с вышитым вензелем фирменного внушительного герба.

А здесь, вишь, – убожество советской «полировки» на стенах, минералка «Нарзан» и бабка за телефоном с недовязанным носком в руках.
И ты делаешь себе вывод: «Были они «комсой» из ЦК ВЛКСМ, «комсой» и подохнут. Держатся только на старых связях. И на золоте, потыренном из казны партии. Но скоро им всем кирдык. И придем мы, новое поколение умных, хватких и дальновидных. И выметем весь этот мусор – вместе с трухлявой «полировкой» и бабкиными носками. И поведем дело так, что заплачут лес и горы…»
Да хрен ты угадал, дружище…

Леша отходит от окна, устраивается в просиженном старом кресле за начальственным столом с кремлевскими «вертушками» по бокам.
Говорит:

- Мы, добрый человек, каста. И даже та бабка в приемной, что месяц довязывает носок младшему внуку, тоже. И сложилось это не волею слепой судьбы, а трудом ума и пламенем сердец.

И бабка в приемной, а тогда еще молодая стервочка, каких теперь не лепят даже на заказ, крутила мозги не лабазникам на Тверской, а самому «Железному Шурику».
А оно тебе – ни о чем не скажет.
А она – крутила. А когда Шурика убрали, поднялась из делопроизводителей в референты. Потому что она – каста. Потому что убирают тех, кто выпячивает голый индивидуализм. И кто пятнает свое имя рассуждениями о личном.
Тот, кто строит личное – плебей. Так есть от века и до века.

И ты, добрый человек, пока, такой же. И те, от кого ты вылез, такие же. И построить вы можете совместно – только сортир на даче. А потом передеретесь за право раскатать туда себе ковровую дорожку. И будете ныть в эфире за «личный вклад» и «ценности демократии». А за кулисами станете тыкать булавкой в задницу вчерашнему соратнику и срываться в истеричный визг оскорбленного больного самолюбия.

Потому что вы – расходный материал истории.
Вас, таких, нужно навалить гору, прежде чем гнать бульдозеры и ровнять площадку для фундамента какого-то будущего…

Леша закидывает ногу на подлокотник, подпирается кулачком, продолжает:

- Тут до тебя был… вы столкнулись в приемной, когда он выходил задом. И кланялся, и по-дружески рассыпался мелким бесом благодарности, горя огнем классовой ненависти.

Он хочет быть депутатом. Пришел от людей, которым наскучил. И пытался ломать комедию даже здесь. Напомнил, что был губернатором. Значит, имеет право.

Я ему сказал, что право утрачено. Право берут силой. Если нет силы, согнись и проси. Сочтут нужным, посадят «на кормление» вновь. Но в одну реку трудно войти дважды…

Он пузырился и пищал, что «способен доказать». И что приложит все силы, а они велики. И что пострадал по недоразумению. Так сложились обстоятельства, прочая такая мура. Соперник победил глупо, народ повелся на популизм…

Я ему сказал, что он – дурак. И добавил: «С дураков – двойной тариф».

Он был счастлив. Готов уже теперь принести нужную сумму. И даже прибавить, если будут непредвиденные расходы…

И сейчас станет трезвонить всем, мол, «Леша сказал – Старая площадь дает добро!»
И соберет под это еще пару лишних лямов, на компенсацию принятых унижений.

Кстати, я езжу на «Бентли». Хороший автомобиль для консервативного умеренного человека. Стоит при входе, не перепутать.
Думаю, он пнет колесо, когда будет выходить.
Зряшный человечек в политике. Депутатом он будет. Станет болтаться в Думе, как дерьмо в проруби. Сначала его даже посадят рулить каким-нибудь комитетом. Инерция мышления – сильная штука. Потом рассмотрят, задвинут фигурой второго плана. Закончит где-нибудь на задворках, теряя последнее влияние. Станет клоуном-оппозиционером, будет голосовать «против всех», выклянчивая внимание сверху.

Об этом и пишет фон Хайек. Разруха не в головах, а в сортирах. Когда станет нужно, головы народу легко поправить. Или – срубить. А сортиры – общее дело. А мелких индивидуалистов в дело уборки дерьма, не загонишь. У них нечего поправлять в голове, там мусор единоличия и бледная немочь ненависти к творцу.
Бодливой корове, короче…

А когда позвонил твой лавочник и банкир Афонин и просил тебе протекции, я ухватил только названную фамилию. Мне плевать, кто там звонит и чего просит, таких тысячи.
Главное – только фамилия.
Это – визитная карточка и пропуск одновременно. Если у тебя правильная фамилия, откроют даже без стука. Если неправильная, можешь голосить на площадях о принципах демократии и европейских ценностях. Мы – не Европа. У нас тут – запросто. Есть каста, радеющая о государстве. Есть «чудище обло, озорно, стозевно и лаяй…» Сиречь, окружающая жвачная фауна.

У тебя – правильная фамилия. Настолько правильная, что я потратил чуток времени от государственных дел. В смысле, здесь недалеко отличная сауна. Там – коньяк, умные красивые девочки и полезное общение. В моем возрасте таким пренебрегать не следует.
Вон, товарищ Суслов… был строг и менял галоши только к юбилеям Великой революции. А ведь и старик – не чурался бани и общества толковых помощниц. Касты боятся только вырождения. Нужна новая кровь. И мы не должны забывать этой мудрости предков…

Короче, тебя примет Алексей Львович. Сам. Я ему звонил. Он сказал, такую фамилию примет. Запросто, без чинов.
Спустишься на этаж, повернешь в другое крыло.
Там будет охрана, скажешь, к Алексею Львовичу. Они предупреждены...

И сними ты этот пиджак, не позорься. У нас так не принято, не поймут. Лучше простая рубашка и скромный галстук, чем брендовый «Гуччи». Извини, старик, здесь не бордель, махать чековой книжкой не нужно.

Тут у нас храм осмысленного труда на общественное благо государства. Ватник и кирзачи, конечно, перебор. Но в этих коридорах – по ночам – и теперь можно услышать неспешный шаг и запах табака Его трубки.

Если звезды сойдутся верно, когда-нибудь убедишься сам…




Subscribe

  • «Текст-ловушка»

    Развернулась у меня на днях интересная полемика… Ваш Коба. Приняли в ней участие несколько человек, а происходило все в ФБ, точнее, в его…

  • «Документ не найден» (окончание)

    Рассказ окончен. Теперь станет понятен его смысл… Ваш Коба. Узкая асфальтовая дорога упирается в решетку высокого забора. Ворота здесь…

  • «Документ не найден» (продолжение)

    Выкладываю продолжение, затягивать не буду, рассказ небольшой, повести из него решил не делать… Ваш Коба. Нужно было с утра отвезти…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • «Текст-ловушка»

    Развернулась у меня на днях интересная полемика… Ваш Коба. Приняли в ней участие несколько человек, а происходило все в ФБ, точнее, в его…

  • «Документ не найден» (окончание)

    Рассказ окончен. Теперь станет понятен его смысл… Ваш Коба. Узкая асфальтовая дорога упирается в решетку высокого забора. Ворота здесь…

  • «Документ не найден» (продолжение)

    Выкладываю продолжение, затягивать не буду, рассказ небольшой, повести из него решил не делать… Ваш Коба. Нужно было с утра отвезти…