koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Бревна для светлого будущего

Меня недавно в «личке» спросили, была ли в ОМОНе дедовщина и неуставные отношения, и вообще, трудно ли было служить в СССР?..

Ваш Коба.



Казалось бы, вопрос пустой в первой своей части – ОМОН, это не армия. Вернее, теперь он, как раз, армия, – части Национальной гвардии РФ. А в те времена, когда создавался, был милицейским подразделением, и только.

Только, да не только. Было и несколько отличий. Кратко расскажу, поскольку за давностью лет вся эта «кухня» начинает погружаться в туман слухов и сплетен. А мне довелось участвовать лично, с первых шагов, с первого приказа о создании, где в числе немногих, переведенных сюда из других подразделений, стояла тогда и моя фамилия.

Первое и главное отличие – территория ответственности. Созданный отряд, в отличие от остальных районных/городских милицейских формирований, получил в оперативное свое обеспечение всю территорию Красноярского края. В те времена в нашу ответственность входили и Хакасия, и Тува, и Таймыр, и Эвенкия. Это – около 15% общей площади тогдашнего СССР, почти 3000 километров с юга на север и полтысячи с запада на восток. Четыре Франции, плюс еще Швейцария в придачу.

В те годы я выезжал на оперативные мероприятия в составе отряда или его группы специального назначения в города: Кызыл, Саяногорск, Абакан, Минусинск, Шарыпово, Канск, Ачинск, Зеленогорск, Сосновоборск, Дивногорск, Енисейск, Норильск.

Такая вот география, а еще села, поселки и автомобильные трассы, где приходилось обеспечивать розыск и задержание особо опасных преступников и бандитских групп (см. например, рассказ «Чесноки»).

И это, не считая командировок в так называемые «горячие точки», отдельная тема разговора.

Второе, но не менее главное – ОМОН, это хуже, чем армия. В смысле, «старослужащие» в армии всегда могли «откосить», «схалявить», отвертеться от каких-либо неприятных или тяжелых задач, переложив их исполнение на других. В ОМОНе такое было нереально, всего 150 человек (чуть позже, 200) личного состава, включая офицеров. И вообще, известен старый армейский принцип: «Инициатива наказуема».

А в отряде, с первых же дней существования, был заложен другой принцип: «Кто, если не ты?» Сюда ведь шли тогда те, кто хотел именно боевой работы, а вот на зарплате это почти не отражалось, всего только лишняя десятка к месячному денежному содержанию. Я, например, получал тогда здесь, в 1988 году 226 рублей, да с учетом еще «доплаты за должность» начфиза, 236 рублей, 50 копеек на руки. Думаю, всем понятно – не золотые горы.

Правда, у меня еще была стипендия Спорткомитета, но это – тоже отдельная тема, к ОМОНу отношения не имеет.

Теперь, собственно, третье, вытекающее из предыдущего. Своеобразная «дедовщина», в силу особых условий службы в отряде, была. Сюда брали со стажем не менее двух лет предыдущей работы в органах МВД. А я, скажем, пришел, имея за плечами уже восьмилетний «багаж» службы. И, не скрою, гонял тогда «молодых», без всяких скидок. И в спортивном, и в хозяйственном плане. А как не гонять, если сверху – в основном, только грозные приказы, со строгими сроками исполнения?

Пример – спортзал. Пустая кирпичная двухэтажная коробка, бывшее здание столовой и клуба,
раньше принадлежавшее расформированной колонии. Внутри вынесено все, включая полы и оконные стекла. Крыша – течет. Плиты перекрытия лежат неровно, а у меня здесь по плану – физподготовка, тренировки на ковре и тренажерах почти в круглосуточном режиме. Срок сдачи – три месяца. Никаких фондов на материалы не выделено, где хочешь, там и доставай. Разбейся, но зал должен быть запущен в конце декабря, приказ подписан, время тикает. На дворе – сентябрь, а тут, что называется, «конь не валялся».

Кстати, именно тогда я и получил кличку «Коба». Кто именно запустил, не знаю. Но так и говорили:

- Взводу выделить десять человек в распоряжение Кобы. Опять таскать
бревна в светлое будущее…

А в целом, счастливое время. Есть большая цель, и есть люди, которые ее разделяют. Помню, привезли нам алюминиевые щиты. Они тогда и были, только на вооружении ВВ МВД, но фактического применения в СССР не имели. Вопрос: «Что за зверь, с чем его едят?»

Пошел я через дырку в заборе на соседний кирпичный завод, нарубили мне там арматуры, кусками сантиметров по сорок длины. Заточил сам, с обоих концов. Вышли очень опасные железяки, такая может и насквозь человека пропороть. Закрепили вертикально несколько щитов на строительных козлах во дворе, стали проверять защитные свойства. Метали свои снаряды сначала с двадцати метров, потом сокращали дистанцию вплоть до пяти. Результат неутешительный, пробивает щит эта «заточка» даже издалека, если попадет острием.

Поехал в наш институт физики, поговорил с учеными ребятами. Через месяц привезли они нам три экспериментальных изделия, сварганили сами, «на коленке», из какого-то композита. По весу, раза в два легче алюминия при тех же размерах. Метнули арматурину с двадцати метров – отскочила. Метнули с десяти, потом и с пяти – картина та же. Не пробивает. Пружинит и отбрасывает этот снаряд. Не говоря уже про обломок кирпича или простой булыжник.

Казалось бы, отличный результат. Но только, на первый взгляд. А если задуматься, – никуда такой щит не годен. Потому что, защищает бойца, но дает очень опасные рикошеты. И совсем непонятно, в какую сторону отраженный предмет отлетит в следующий раз. Поблагодарили физиков и отказались. Прочная штука, но для наших целей не подходит. Они и сами поняли, наблюдали рядом, а опыт – критерий истины.

Нужно сказать, нам помогали тогда многие – заводы, институты, всякие гражданские учреждения. И, большинство, бесплатно, «в качестве шефской помощи». Ничего ведь почти не выпускали под новые наши задачи: или адаптируй, переделывай что-то известное, или – придумывай свое, а потом ищи, как это воплотить «в металле».

Но с творчеством в отряде проблем не было. Ребята пришли толковые, с хорошими руками и головой. Идеи, бывало, рождались буквально одна за другой, не успели реализовать одно, уже предлагают обсудить новое.

Защита рук от ножа. Мы с этим сталкивались частенько, время настало неспокойное. Кто-то вспомнил: есть на мясокомбинате специальные кольчужные перчатки, в них работают обвальщики туш. Поехали туда, поговорили. Там ответили: дефицит, самим выделяют мало. Но дали пару порванных, для образца. По ним наши парни навязали самоделок, получилось – не хуже фабричных.

Инерционный таран для выбивания замков. Известный принцип, были и тогда подобные съемники для отбивания приржавевших гаек и втулок в автомобилях. А мы сделали большой, на длинном ремешке, с рукоятками для удержания и разгона снаряда. Это теперь такие изделия можно увидеть во многих фильмах. А в те годы, к нам специально приезжали смотреть на «самопальную диковину» из райотделов со всего края. Железных дверей было в домах еще мало, а деревянную, любой прочности, выносило «на раз-два».

Специальный карабин КС-23, для отстрела газовых и свето-шумовых гранат появился у нас позже. Но парни сделали чертежи и выточили по ним на заводе набор насадок. Надевается на ствол АК, забрасывает взрывпакет выстрелом холостого патрона метров на 150. Я кстати, бросал без всяких приспособлений на 75, поэтому меня чуть не наградили новой кличкой: «Коба-полпатрона». Пресек эту инициативу железной рукой, только дай волю – сядут на шею.

Накладки на руки для защиты от ударов тяжелыми предметами. Нынче – штатное спецсредство, а тогда – и видеть такого не видели. А у меня был приятель, делал аквариумы из фторопласта. Где-то на заводе доставал для этого обрезки больших листов разной толщины. Пришел к нему, обсудили, сделали выкройки по моим размерам, согнули под нагревом заготовку восьмимиллиметровой толщины. Теперь вопрос: как это приспособить, чтобы держалось? Сверлить нельзя, теряется прочность в районе отверстий. Пришлось пожертвовать курткой-самбовкой, пришил к ней накладные карманы на рукавах, пристроил дополнительные крепежные ремешки.

Держало удар коротким ломиком, практически, с размаху. Правда, казус все-таки случился попозже, на одном из показательных мероприятий. Подставляю руку под атаку партнера, чувствую – треск. Видимо, фторопласт «устал», выработал ресурс прочности.

Виду я не показал, но малая лучевая кость треснула тогда тоже. Хотя, кто там их считал, эти кости, заживет, будет, как новая.

Разборные гантели для зала выточили мне в одной из мастерских Политехнического института. Общий вес комплекта – 1800 килограмм. Отдал за это пять бутылок водки, да еще привез трубы для рукояток и металлический круглый пруток. В магазинах таких гантелей не было и в помине, «Спорттовары» торговали маленькими, литыми, по 2-5 кг. А нам нужно, чтобы раз в десять тяжелее.

Потом меня с теми гантелями затаскали с бухгалтерию УВД. Нужно ставить на баланс, а приходных документов нет. А время советское, строгое, нет бумажки, считай – украл. Разозлился я тогда сильно, а этих ребят – из пушки не прошибить. Предложил им подшить в накладные этикетки от водочных бутылок. Обозвали «врагом народа» и пообещали уволить за нарушение финансовой дисциплины. Потом как-то разрулилось, но впредь был умнее, когда сам варил тренажеры, договаривался со знакомыми кооператорами, те выписывали фиктивные ордера.

История была и с угловым диваном. Соорудили своими силами в комнату отдыха группы спецназначения длинный диван, человек пятнадцать садилось рядом с удобствами, даже не мешали друг другу. А сама идея возникла, когда наши водители выменяли случайно в ХОЗО толстый рулон кожзаменителя на какие-то лишние автомобильные запчасти. Привезли рулон в отряд, развернули, а материал – белого цвета. И куда такой? – ни кобуру оперативную сшить, ни к другому полезному месту присобачить.

Кто-то сказал: «Давайте, сделаем диван. Я в журнале видел, смотрится шикарно, будем сидеть, как белые люди». Поржали, а потом взяли и сделали.

Спустя короткое время, приехал в отряд куратор, полковник. Зашел в помещение группы, а там – диванище на две стены, лоснится белыми кожаными боками. И магнитофон хороший, и колонки, я их из дома тогда притащил, музыку слушать. И даже занавески на окнах.

Полковнику поплохело, орет:

- Вы что, сдурели?! У генерала в кабинете такого нет! Кто дал команду выбросить деньги на эту бандуру?!

Подвели его поближе, показали: самоделка. Он вроде успокоился, но вскоре опять за свое:

- Неважно, что самоделка! Вы представляете, что будет, когда в управлении узнают?! ОМОН тащит службу на белом диване, под музыку зарубежных исполнителей, а я это безобразие покрываю!

Потом посидел еще немного, сказал уже спокойно:

- Ладно, налейте чаю. Хорошо тут у вас, по-домашнему, даже уходить не хочется уже…

Вот так и мне не хотелось уходить из отряда, когда пришло время. Но нужно было идти вперед, меня ждали новые дела. Мы листаем страницы своей жизни, одну за другой. Это твои страницы, кто, если не ты, заполнит их делом? Всякое было, хорошее, плохое, разное. А если не было прошлого, не будет и будущего.






Tags: ОМОН
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments