koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

"Зачем собачку убили?"

Из ФБ: «Да уж, задали вы перца некоторым читателям в своем последнем рассказе «Голубевцы». Аж некоторые бросились обличать вас, и что «бандиты», и что «собаку убили». Трудно, наверное, спокойно реагировать на такие комментарии? И еще такой вопрос, у вас упоминается бренд джинсов «Levi`s». Тут прочитал в ФБ у Лукьяненко, что иногда такое воспринимают, как скрытую рекламу и даже сами фирмы присылают автору письма: «Мы вам рекламу не заказывали и за это не заплатим». Интересно, у вас такое бывало?»

Так бывает нередко – автора начинают ассоциировать с героями его произведений. И это в какой-то мере допустимо, ведь в каждого героя автор вкладывает кусочек своего понимания жизни…

Ваш Коба.



Но, кроме того, еще много разного вкладывается в героя: зависит от целей, задач, места в повествовании, общей его линии, ситуативных поворотов сюжета, прямой или скрытой морали, и всяких других факторов, из которых сложено это литературное действие.

К тому же, я иногда заранее предупреждаю: совпадения случайны, герои вымышлены. Понятно, многие не верят. Ну, сколько людей – столько и мнений, каждому мил не будешь. Тем паче, что читатели бывают разного возраста, интеллекта и умения воспринимать нюансировку адекватно вложенному в рассказ или повесть смыслу.

Есть люди поверхностные, они давно сформировали свои личные оценки фактов и событий, реагируют только на знакомые им «ключи», с такими читателями диалоги бессмысленны, им нужно одно – громко высказаться и прилюдно обозначить свое существование. Еще Гоголь такое отмечал: «Будете в Петербурге, скажите, мол, есть такой, Бобчинский…»

О собаке. Опять важен контекст. Если помните, у меня имеется и другое произведение, где герой убивает собаку. Причем, тот герой и вовсе явно ассоциируется с автором, повесть-то, по большей части, автобиографическая. Но там, – в контексте события, – убийство собаки выглядит оправданной необходимостью. И никто мне другое в комментариях или письмах, – а их было за это время немало, – не сказал.

В общем, литература для того и нужна – она отражает собою жизнь. Только хреновая литература – ничего не отражает и никаких эмоций у читателя не родит. Мне такое, судя по обширной читательской почте, не грозит.

Знаете, как меня тут недавно обозвали товарищи из высоких культурных сфер? «Злой гений постсоветского политического детектива». Ну, с «гением» я не согласен, насчет «злой» – можно поспорить, остальное верно, хоть я детективов и не пишу.
(:-)

О скрытой рекламе. Нет, я в такое не играю. У меня упоминания каких-то «фирменных» шмоток или бытовых приборов – исключительно «примета времени». Я ведь сам тогда жил, общался в достаточно широком кругу молодежи, который те бренды считал «последним писком моды». Убери из текста такие названия, он как раз и покажется намеренно обедненным, или даже скажут: «Автор дилетант, он пишет о том, чего не знает».

Поэтому, спокойно включаю в рассказы всякие «Левайз», «Райфл», «Техас», «Монтана», «Пума», «Фекон», «Аляска», «Мальборо», «Шарп», «Телефункен» и еще пару десятков имен, которые были тогда на слуху, формируя тот самый «образ запретного Запада».

Кстати, не такого и запретного, многое из этого списка висело вполне свободно на вешалках или стояло на прилавках магазинов, только отпугивало высокой ценой. Помните, я как-то размещал здесь пост о том, как в конце восьмидесятых свободно купил в «закрытом» тогда Красноярске-45 ламповый усилитель «Макинтош» и плащ того же бренда? Причем, в отделе «уцененные товары», брать там этого никто годами не хотел, даже не бедные «сорокпятковцы» предпочитали купить дефицитный отечественный усилок «Амфитон» и румынское «ноу-нейм» пальто из добротной толстой и мягкой натуральной кожи, не переплачивая «за имя». Да плевать им было на эти имена, совсем другие стояли у многих тогда приоритеты.

А напрямую рекламировать какой-нибудь нынешний бренд ко мне не обращались, не считая предложений взять на тест автомобиль или электронный гаджет. На это отвечаю: автомобиль – для меня давно уже не предмет вожделения, отношусь к нему почти равнодушно, ездил на всяком, больше сорока лет водительского стажа. Если о чем и жалею, что у меня нет сегодня ГАЗ-69, который остался в памяти символом «не убиваемого железа и непобедимой проходимости».

Что касается модных гаджетов, пользуюсь тринадцатилетним телефоном «Моторола», пишу на стационарном сервере, а планшет и ноутбук лежат без дела, если только на выезде почту или карту посмотреть. Какой рекламный текст я могу написать о железе, если к нему равнодушен?

Ну, и не забывайте, я не Лукьяненко, фильмов по моим книгам не снимают, и дай Бог, не будут. Другая ЦА в читателях, одним словом.

Tags: литература
Subscribe

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments