koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

«Голубевцы»

Рассказ. Будет продолжение. Просьба учитывать следующее: это художественное произведение, но под ним лежит реальная основа. В таких случаях принято писать: «Все совпадения имен, событий и мест действия случайны».

Есть и другие моменты, которые я по каким-либо причинам здесь изменил или вовсе додумал. В общем, даже если вы когда-то что-то слышали о таком деле, не спешите вступать с автором в спор или уточнять непонятные детали. Автор пишет, как умеет. Такая вот загогулина…

Ваш Коба.



Эта сигарета могла быть последней в жизни. Лейтенант Валера Дозорцев ему не поверил. А кому Валера не верит, долго на свете не заживется.

День вчера начался неудачно. Прямо на разводе припахали на вечернюю проверку службы, вместо заболевшего заместителя командира взвода. Попытку отговориться, мол, «у старшины склад, а свободных «замков» хватает», ротный пресек сразу:

- Старшина Тимофеев, молчать! Вы у нас и так, ясна девица, на особом положении всю дорогу. То ему в ХОЗО, то ему в бухгалтерию, то ему портянки считать. Отпашете сегодня до нуля часов, дальше два выходных, хоть засчитайтесь.

К восемнадцати выехали колонной в Центральный район, на усиление общественного правопорядка. Два взвода на «Уралах», три автопатруля и уазик проверяющего. Ответственным за службу ротный назначил Дозорцева, своего зампотеха, командира автовзвода.

За руль Дозорцев уселся сам. Разумно, мало ли куда нужно отскочить проверяющему, лишние глаза тут не нужны. Но третьим в машину залез Рудик Шпеер, начфиз роты.

Неприятный тип этот старшина Шпеер. Вечная кривая ухмылка на квадратной роже, на солдат и равных по должности сверхсрочников смотрит свысока, а с офицерами подчеркнуто дружелюбен. И значок «КМС» на кителе носит, как орден. Типичный костолом, без признаков интеллекта. По слухам, из семьи ссыльных немцев. Не тех, послевоенных, а еще давних, каких ссылали в Сибирь цари до революции.

С Дозорцевым у Шпеера полное понимание и «вась-вась». Оба картежники, оба не дураки приударить по бабам. Дозорцев года три, как в разводе. Шпеер не женат, живет где-то у Старого базара.

Такая и была первая мысль – прыгнул в машину, чтоб доехать до дома. Но Шпеер остался, просидел в уазике весь развод в райотделе, а потом взялся травить анекдоты. Некоторые были смешными, но в основном – так себе, армейский юмор.

Часа полтора катались по личным делам. Дозорцев затаривался колбасой и пельменями с заднего крыльца, у него оказались «прихваты» в нескольких магазинах. После еще заскочили в «Лакомку», туда пошел и Шпеер. Вылезли обратно довольные, тащили ящик «Токайского», несколько бутылок «Советского шампанского» и три
набора шоколадных конфет.

Из «Лакомки» забрали директрису, подбросили ее до дома на «Космосе». Аппетитная дамочка, «упакована» в кожу, на голове шапка из чернобурки. Еще не снег, а она уже вырядилась, красуется на публику.

Дозорцев пошел провожать «конфетную дамочку» до квартиры. Отсутствовал минут двадцать. «Спортач» в машине периодически делал большие глаза, после жмурился сытым котом и ржал:

- Все, зажевал Дозор конфетку…

Стемнело, пришла пора проверять пешие патрули и маршруты. Начали с четвертого патрульного участка, поближе к отделу. Здесь парный наряд задержал пьяного, тот болтался на конечной трамвайной остановке. Говорит, ждал нужный номер, чтобы уехать домой через мост. Какой там номер, тут все номера идут через мост. Дозорцев велел патрульным грузить «клиента» в уазик. Тот вызверился, стал орать матом, что менты
козлы и прочее в этом духе. Лейтенант лениво сказал Шпееру:

- Рудик, сделай дяде козу с рожками.

Шпеер с готовностью вылез, быстро зыркнул по сторонам, чтоб случайные граждане не приблудились рядом. И… дядя сполз по задней двери на землю, безвольно уронив голову в осеннюю грязь мостовой.

Тимофеев всегда удивлялся, как умеет бить Шпеер. Без подготовки, резко, с жестким выдохом при ударе. По слухам, это называется «каратэ». Еще был недавно фильм про пиратов двадцатого века. Там били так же, но тут все-таки не кино.

- Поняли, салабоны? – Шпеер добродушно похлопал «срочника» по щеке. – Дядя был груб, и к нему пришла коза с рогами. И ни один доктор не скажет, что тут будет синяк. Бить надо в грудину, там мягких тканей нет. Грузите это дерьмо и учитесь, пока сэнсэй жив.

В машине Шпеер достал из кармана бумажник, сообщил:

- Тут лопатник этот фраер обронил. Что-то мне подсказывает, дядя отмечал получку…

- Проверь, что там – бросил из-за руля Дозорцев.

В бумажнике оказалось девяносто два рубля с мелочью. Сорок семь рублей лейтенант переложил во внутренний карман, пояснил:

- Это «наверх», на мандарины детишкам грозного начальства.

Потом забрал еще четвертной, остальное разделил поровну, по червонцу.

- А это вам, «куски». Рудику – за хорошую
«козу». А тебе – авансом, в счет будущего.

Тимофеев хотел отказаться. Рудик с заднего сиденья ласково положил ему руку на макушку, взъерошил волосы, легонько пристукнул сверху и сообщил:

- Здесь, Сереженька, чистеньких нет. Здесь коллектив и все по-братски. Не хочешь – научим, не можешь – заставим. Тут тебе не портянки на складе нюхать, тут боевая работа и каждый прикрывает спину товарища. А кто не прикрывает, тому из-за спины однажды прилетит…


***

К десяти вечера Дозорцев сказал:

- Сейчас домой сгоняем, нужно выгрузить пельмени, слипнутся все.

Через полчаса машина уткнулась носом в покосившийся забор на дальней тупиковой улочке у самой горы за кладбищем. В этой глуши Тимофеев еще ни разу не бывал. Как тут живут люди, на этой 2-й Депутатской, где ни водопровода, ни канализации? И вокруг только деревянные столетние развалюхи, да темный лес прямо за баней.

- Так и живем – коротко хохотнул лейтенант. – Мы, местные, ни Бога, ни черта не боимся. Здесь испокон веку селились служивые казаки, город от набегов берегли. Думаешь, почему моя фамилия такая – Дозорцев? Потому что предки дозором стояли тут, от всякого лихого люда. Мы сами лихие, нам чужих не надо…

Тимофеев тащил в дом коробку с пельменями и колбасой, Шпееру достался ящик с бутылками. Дозорцев деловито отстегнул огромный амбарный замок на двери, откинул пробой, из проема пахнуло вековой прелью гниющего нижними венцами дома.

Тимофеев поставил коробку в указанное место на кухне, получил удар по затылку и упал, теряя сознание.


***

Сознание вернулось через несколько минут. Тимофеев осторожно подвигал головой, движение отозвалось чугунной болью и кругами в глазах. Сел, осмотрелся. Вверху светлел квадрат открытого люка.

- Эй…

Заскрипели шагами половицы. Появился Дозорцев, сказал:

- Одыбался, «кусок»? Как там внизу, не мокро?

- Это… зачем такое делать?

- А блазнится нам, Сережа, что ты – обычная подсадная «наседка». Тебя ведь из «конвойников» в батальон перевели, а там стукачи – через одного и почти каждый. Сидишь себе на теплом складе, все подмечаешь, а потом «сливаешь» своим «кумовьям».

Теперь тут посиди. Не надейся, подполье доброе, люк тяжелый, засов надежный. Даже и вылезешь, в доме ставни на окнах под замками, а дверь ты сам наблюдал. А кричи – не кричи, тут некому слушать, народ вокруг надежный, не такое видали. Здесь любопытных нет, какие были, всех на кладбище сволокли.

А мы пока выясним, кому ты по вечерам с коммутатора набираешь. Пару дней тебя не хватятся, а там и поглядим. Вода у тебя внизу есть, в кадке наощупь найдешь, с дождей натекает. А жрать, извини, заслужить надо. И жить заслужить надо, ты подумай об этом, пока сидишь.


***

Из окон приемной здесь видно крыши домов на Кирова и Фуркасовском переулке. Обстановка простая: фанерованный стол под зеленым вытертым сукном, к нему приставной столик с телефонами, несколько шкафов, стулья по стенам и большой сейф в дальнем углу.

Референт снял трубку после негромкого зуммера коммутатора внутренней связи, поднялся, сообщил:

- Товарищи офицеры, генерал-лейтенант ждет вас, проходите.

Трое в гражданском миновали тамбур и вошли в кабинет начальника управления.


***

Генерал принял вошедших стоя. Поздоровался за руку, кивнул на стулья возле стола для совещаний.

- Сразу перейдем к делу, оно несет чрезвычайный характер, и отлагательства не терпит. Имеется оперативная информация о действующей на территории города К. преступной группе, осуществляющей кражи, грабежи, разбойные нападения и убийства. По нашим данным, группа сформирована из военнослужащих войсковой части № ХХХХ. Это отдельный моторизованный спецбатальон при конвойной дивизии, СМЧМ МВД СССР. Такие подразделения несут службу в милицейской форме, вам это известно.

Нами принято решение о создании оперативной бригады с особыми полномочиями для реализации мероприятий по пресечению данной преступной деятельности.

Предусмотрено легендирование операции, действовать придется из-под версии прикрытия. Она выглядит следующим образом. Якобы, обнаружены серьезные злоупотребления по линии вооружения в одной из конвойных восковых частей системы ВВ МВД. Утрата боевого оружия и боеприпасов.

Естественно, все это произошло, – по версии, – совершенно в другом регионе страны. Где именно, не разглашается. Однако будет допущена контролируемая «утечка» через подобранных заранее офицеров, они «по секрету» назовут этот регион, чтобы отвлечь внимание и не вызвать подозрений у наших фигурантов.

В таких случаях министерство обычно рассылает комиссии на места, под неплановые проверки попадают и другие войсковые части, это нормально и вопросов не вызывает. Вам же нужно знать, что такие комиссии действительно созданы и уже направлены для осуществления формальных проверок. Но все это, повторяю, в рамках операции прикрытия.

Почему решено ввести такие масштабные превентивные отвлекающие меры? По нескольким, причинам. Во-первых, наша задача – контрразведывательное обеспечение в органах МВД. Мы – орган контроля. Партия и правительство поручили нам это направление, оправдать их высокое доверие – дело чести и профессионального долга. Мы не имеем права на ошибку…

Генерал встал, прогулялся по ковровой дорожке кабинета, за спинами сидящих. Вернулся к столу, сел, поправил трубку на аппарате правительственной «вертушки» с гербом на диске.

- Во-вторых. Мы не знаем, насколько глубоко эта проблема пустила там корни. Куда тянутся связи, кто входит в круг лиц, причастных к организации данной преступной группы, кто в ней действует лично, кто руководит, кто исполняет, кто наводит? Отсюда, в-третьих, нам пока неизвестно, даже предположительно, что они уже успели натворить и что пока еще только замышляют. Вовлечены ли в группу военнослужащие переменного состава, призывники? Или – там только офицеры, сверхсрочнослужащие и, например, кто-то из вольнонаемного персонала? Много вопросов, ответов пока нет.

В том и состоит задача вашей оперативной бригады – установить факты на месте. Скрупулезно, тщательно, безошибочно. Цена ошибки, повторяю, здесь очень велика. На это, собственно, я и хочу вас теперь ориентировать. В остальном вы разбираетесь не хуже меня, вас рекомендовали руководители подразделений, как отличных профессионалов, знающих, толковых офицеров.

Подытожим. Вылетаете к месту проведения операции завтра. В состав бригады придается действующий сотрудник службы ГУМТиВС МВД СССР, майор Добрынин. Он будет, формально, считаться руководителем инспекторской группы, контактировать с представителями местных органов, там его знают, кандидатура вопросов не повлечет.

Это проверенный человек, доверие к нему с нашей стороны полное – исключая, конечно, обсуждение и планирование деталей по оперативной линии. Он создает вам легитимацию, совершает необходимые действия в рамках своей компетенции, через него можно будет получить установочную информацию кадрового характера из личных дел фигурантов.

Вам будут выданы подлинные документы прикрытия установленного образца, удостоверяющие вашу принадлежность к центральному аппарату МВД СССР. Прочие детали операции вы обсудите с куратором, полковником Никитиным. Он будет в дальнейшем информировать о ходе лично меня. Товарищи офицеры!..

Трое поднялись из-за стола и застыли в ожидании приказа.

- Приказываю приступить к реализации дела оперативной разработки «Оборотни». При этом строго руководствоваться требованиями социалистической законности, неукоснительно соблюдать положения правовых актов советского государства, а также принципы оперативно-следственной практики, общие правила конспирации, процедуры сбора и документирования фактов и доказательств по делу.

Руководителем бригады назначаю майора Тарасова. Контакты с представителями нашего направления на месте – только через конспиративные квартиры во избежание расшифровки.

Генерал выдержал паузу и после добавил:

- От себя, неформально. Мы служим не за награды, это знает каждый чекист. Для нас главное – честь и долг офицера, которому советский народ вложил в руки карающий меч революции. Это не просто красивые слова, в этом суть и смысл задачи, поставленной органам государственной безопасности. Мы обязаны встать на пути любого, кто пытается навредить государству Советов, ослабить или разрушить принципы справедливости, посеять недоверие к институтам народной власти.

Проще скажу, ребята. Прижмите хвост этим гадам! Так, чтобы по самое горло. Они перешли все границы. Мне по возрасту воевать не пришлось, но в конце пятидесятых с подобными бандитами-недобитками судьба на Украине и в Литве сводила. Схожий почерк: не просто сеять террор, но действовать под личиной военнослужащих или милиции, вызывая у народа страх и ненависть, порождая панические слухи.

Найти и обезвредить, другого для нас нет! По результатам буду лично докладывать Георгию Карповичу, дело у него на контроле.


Tags: "Голубевцы"
Subscribe

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments