koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

«Встретимся в АДУ» (продолжение второе)

И опять с нами скромные герои нового фантастического рассказа…

Ваш Коба.



Владислав Григорьевич встретил посетителя радушно, однако же, любой, кто понимает, разглядел бы здесь и легкий ветерок отстраненности, и подчеркивание некой дистанции. Такое иногда висит в воздухе некоторых начальственных кабинетов незримо; отсюда можно выйти окрыленным, а могут и проводить на негнущихся ногах во внутренний двор, где ждет уже казенный черный автомобиль контрольного ведомства.

Впрочем, давно прошли те мрачные времена, ушли в прошлое, канули в Лету, рассыпались прахом бессмысленной памяти минувших поколений. Теперь, слава Богу, совсем другое отношение к человеку, к его правам и свободам; справедливость капитализма очевидна каждому имущему, а для неимущих – есть мягкие методы и формы демократического принуждения к порядку и закону…

Посетитель смахнул это легкое наваждение былого, решительно проследовал к столу, энергично пожал протянутую руку и уселся на предложенный стул напротив.

- Внимательно вас слушаю – поощрил хозяин кабинета.

- Собственно, вот… – посетитель выложил из кармана конверт. – Здесь всё: персоналии, расклады сил по избирательному округу, прогнозы, фокус-группы, статистика, прочая технологическая трихомундия, – мои консультанты, знаете, тоже хлебушек недаром едят.

- Посмотрим-посмотрим… – Владислав Григорьевич открыл конверт, вытянул из него стопочку листков, бегло проглядел их, покивал понимающе, сказал:

- То есть, хотелось бы гарантий?

- Именно… – несколько застеснялся посетитель. – Тут, видите ли, немного неоднозначная какая-то рисуется ситуация. Хотелось бы знать заранее, ведь очень велики, понимаете, риски. В случае чего – ведь окажутся под ударом многие планы э-э-э… партнеров и заинтересованных лиц. И могут возникнуть крайне, крайне нежелательные и даже разрушительные последствия. И очень немного осталось времени. И нельзя отпускать на самотёк.

В общем, хотелось бы категорической формы взаимодействия и положительного результата без всяких случайных альтернатив. Я же, со своей стороны…

- Понятно – оборвал его хозяин кабинета. – Это разумно, заранее заботиться о правильном результате дела. Потому, собственно, вас к нам и направили. Мы гарантируем такой результат – без всякой, вашим выражением, «трихомундии и случайных альтернатив».

Вы же, со своей стороны, подыщите в ближайшее время надежного партнера. Татьяна Петровна в приемной укажет вам номер счета в коммерческом банке. На этом счету вашим доверенным лицом должен быть размещен депозитный вклад в целях получения дохода в виде процентных отчислений.

Процент будет умеренным, а срок вклада – значительным. Скажем, пятьдесят лет. И очень верно, если вы сразу оговорите, что суммы прибыли станут направляться в благотворительные проекты, согласно отдельному приложению.

- Ах, как это правильно и мудро! – восхитился тут же посетитель. – Именно что-то подобное я и хотел бы вам тоже встречно предложить…

- Не трудитесь. Есть условия игры, они ранее установлены и не обсуждаются сторонами. Если у вас всё, могу пожелать на прощание самого доброго.

И опять будто пролетел по кабинету холодный ветерок сомнений.

- Да, конечно! – сорвался со стула окрыленный посетитель. – Именно так, именно – «всего самого доброго», – чего желаю и вам. Да, и занятная у вас книжица там, в приемной, пока я сидел…

- Можете забрать в качестве презента. Чтение книг, – что бывает полезней пытливому уму в поисках верного пути праведной жизни?


***

Проводив посетителя, хозяин кабинета вышел на балкон. Балкон тут был огромный, занимающий всю плоскую крышу двухэтажной пристройки с внутренней стороны здания. Отсюда открывался вид на заросший парк, решетку ограды и крыши старой Москвы.

Владислав Григорьевич закурил, оперся на широкий парапет балюстрады, и какое-то время стоял так, задумчиво пуская дым и покашливая изредка. Вскоре соседняя дверь выпустила сюда Татьяну Петровну.

Татьяна Петровна за прошедшее время слегка изменилась. Образ пожилой секретарши с носком остался в приемной, на балкон вышла уверенная и жесткая деловая дама, знающая себе цену.

- Владислав, ты опять пачкаешь рукава известкой – сообщила она уже на подходе. – И снова кашляешь, курить нужно бросать. Вот знаешь ведь, а валяешь дурака, как обычно.

- Нужно бы – согласился хозяин кабинета. – Но так жаль этой старой, уютной привычки. Проводила нашего милого гостя?

- Поскрёбся, болезный. Ты же в курсе, не люблю этих уродов со значками – поморщилась Татьяна Петровна.

- Имеешь право – кивнул Владислав Григорьевич. – Любовь иррациональна, может позволить себе пинать богатого дурака и привечать нищего гения. Но это не избавляет нас от обязанности делать добрые дела всем, невзирая на качества личности.

- Ну, само собой, даже не обсуждается – отнеслась к сказанному Татьяна Петровна – ёжики плакали, но кактусу не жить. На какое время собрать малую коллегию Совета отрядов?

- Собери, пожалуй, часов на семнадцать. А теперь, скажи Борису, пускай подаст машину во двор. Кстати, о ёжиках, как ты умудряешься – восьмой год вязать один и тот же носок, – ума себе не приложу.

- Я его потом до старого места распускаю. Я ведь не Бог, могу изменить прошлое.


***

Спустившись в холл, Владислав Григорьевич зашел в комнату при входе. Здесь располагались мониторы видеонаблюдения за периметром здания, и неусыпно находился швейцар-дежурный.

- А что, Михалыч, за история вышла этой ночью, доведи подробней – задал он вопрос швейцару.

- Да там, товарищ Первый, вроде как банальный грабеж в темном переулке. Затащили сюда прохожего двое мазуриков, возле нашего забора прямо, и ограбить хотели. Я доложил по инструкции вожатому десятого отряда, тот выслал группу, ребята сработали, передали полиции.

Владислав Григорьевич кивнул, вернулся в холл, прошел коротким коридором мимо лифта и нажал кнопку звонка на стальной двери без таблички. Дверь тут же открылась, пропуская Первого в спортивный зал, ту самую двухэтажную пристройку со стороны двора.

В кабинете вожатого десятого отряда навстречу поднялся моложавый подтянутый человек в ладно пригнанном по могучей фигуре костюме.

- Товарищ Первый, по двум ночным происшествиям рапорт направил в приемную еще утром.

- Интересуют подробности внутреннего дела. Без канцелярита, языком специалиста.

- Разбился курсант Рыбаков. Отрабатывали штатную ситуацию негласного входа в помещение на условно третьем этаже, сорвался фиксатор, высота девять метров, головой в пол спортзала. Перелом шейных позвонков, смерть наступила мгновенно.

- Где он теперь?

- Здесь, внизу. Доктор над ним еще колдует.

- Хорошо, закончит, – передадите по нашей стандартной процедуре в морг. Родственникам определите пособие и пенсион, я позже подпишу.


***

Во дворе Владислав Григорьевич откатил тяжелую дверь «Соболя», та легко подалась на специальных усиленных шарнирах подвески. Уселся в удобное высокое кресло, сказал по интеркому водителю:

- Здравствуй, Борис. Как обычно, на Старую, к четвертому подъезду. А потом переставишь к четырнадцатому, я оттуда выйду.

«Соболь» мягко взял с места, неспешно гоняя восемь поршней в цилиндрах мощного двигателя.


Tags: "Встретимся в АДУ"
Subscribe

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…