koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

«Мы в такие шагали дали…»

Из ВК: «Я правильно вспоминаю, у вас здесь был когда-то давно пост, где вы писали, что в школе учились в одном классе с В. Бутусовым и сделали совместный ансамбль, и еще там был один ваш одноклассник, который потом стал известным звукорежиссером?»

Нет, память вас подвела…

Ваш Коба.



Бутусов учился тогда в школе №20, а я – в «десятке». У них был свой школьный ансамбль, у нас – своего не было. Они считались в этом плане круче, зато наша школа была «с математическим уклоном» и учились в ней почти поголовно дети тогдашнего начальства, то есть, отпетые лодыри, второгодники и хулиганы. Обобщать, конечно, не будем, но таких у нас числилось немало.

Например, я сам – редкий поборник школьной успеваемости и дисциплины, пропускавший уроки целыми четвертями и ходивший с самодельным ножиком в кармане. Вот об этом я когда-то здесь и писал.

А приятель, Эдик, ставший потом звукорежиссером, вовсе учился в 4-ой школе, это недалеко от 10-й, тот еще «шпанский притон», оттуда вышло немало известных в городе гопников и блатарей, носивших в те незабвенные годы гордое имя «качинцы», по протекавшей рядом речке Кача, впадающей в Енисей.

Все мы встречались в Центральном парке, который ласково называли «Горькуша», или почти издевательски – «культуры и Горького имени Отдыха». Там, на танцплощадке, как раз и пытались музицировать отдельные выскочки из 20-й школы, но им был не проходняк, не дотягивали до уровня. Зато, их аккуратно били в кустах, намекая, что нужно повышать уровень музграмоты.

Мы же, парковые завсегдатаи, сидели по лавочкам и тренькали на трех «блатных аккордах» песни неизвестного, но явно местного авторства:

Там на Броду – ты не услышишь даже мата,
Стоит Ульянов, вождь пролетариата,
И на его прищуренных глазах –
Махаться любит молодежь в «колоколах»…

Даю расшифровку для непосвященных: «Брод» – Бродвей, центральная улица города, проспект Мира,
«махаться» – выяснять отношения с помощью кулаков и подручных предметов, «колокола» – брюки-клеш от колена, непременно закрывавшие по той моде носки туфель.

Вот как обстояло на самом деле. Бутусов потом уехал из Красноярска и свой «Наутилус» сделал в Новосибе, который красноярцы никогда Сибирью не считали. Эдик задержался в парке, рулил там звуком на танцплощадке, тянул провода, «выпекал» магниты для самодельных динамиков в духовке домашней газовой печки, вместе с руководителем паркового ВИА «Визит» Сашей-«доктором».

«Доктор» потом свалил в Америку, где, по слухам, так и подвизается в шоу-бизнесе. А Эдик после работал звукорежиссером в ДС «Енисей», главной городской концертной площадке.

Ну, а я – известное дело, тут вы все знаете. Или, почти все.

Кстати, когда пришло время работать в угрозыске, «парковая репутация» пригодилась – многие меня блатарем и воспринимали. И пение на скамейке пригодилось тоже: когда музыканты фешенебельного ресторана с колоннами «Садко», куда меня внедрили «вышибалой», упивались в дупель, я выходил к микрофону и, даже иногда попадая в ноты, исполнял душевную песню «Олеся». Или – пронзительно-лирическую «Желтоглазую ночь». Или – идеологически здорово сомнительную «Цыганку со старой колодой».

Ну, примерно, вот так, как на этой старой магнитофонной записи, которую я восстановил недавно:




И ничего, толстые караси засылали на парнос, центровые динамовки кидали воздушные поцелуи, а шаровые и каталы одобрительно мазали по щеке скупую бандитскую слезу.

А вы говорите – «Бутусов…» Бутусов на скрипочке пилил, а мы – в такие шагали дали...
(:-)

Tags: «Мы в такие шагали дали…»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments