koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

«Завтрашнего дня – никто не обещал»

Просили рассказ? Вот рассказ, он невелик. Комментарии не отключаю, но сам на вопросы здесь отвечать не буду…

Ваш Коба.



  Зажигалка чиркнула вхолостую, кремень сточился, и огня не получилось. Я чертыхнулся, поискал глазами, куда запустить ненужный теперь в кармане предмет. Урны поблизости не было, только у входа в гостиницу, возвращаться туда не хотелось.

  Я повертел бесполезную зажигалку, сунул обратно в карман. В другом месте, мог отправить по откосу вниз, но здесь – удержался, не стал.

  Огляделся по сторонам – на утренней улице никого. Крутя сигарету в руке, повернул вдоль Оки влево. Улица уходила дугой, повторяя рельеф обрыва. Метров через двести, справа – узкий пешеходный мостик на высоких стальных опорах, соединяющий над шоссе два берега крутого откоса.

На мостике – ранний пешеход в длинном черном пальто. Вернее, не пешеход, стоит человек, опираясь на перила, курит.

- Здравствуйте. Позвольте прикурить?

- Здравствовать и тебе, божий человек…


  Незнакомец достал из кармана коробок, чиркнул, устроил руки «домиком», защищая от ветра огонек спички.
  Прикурив, я спросил:

- Вы священник что ли?

- Я монах – был мне ответ.

- А… какая разница?

- Я служу только Богу, людям же – не служу.


  Такой ответ меня удивил. Раньше не задумывался, в чем отличие монаха от священника. Оказывается, вот как…

  Я не спешил этим утром. Можно было теперь, и покурить на этом мосту, с интересным неожиданным собеседником. Собственно, я и прилетел сюда ночью в расчете на неожиданность. Ну, если и не в расчете, все равно, что-то неожиданное могло здесь случиться вполне.

- А вы монах… где? В смысле, где служите Богу?

- Да везде – усмехнулся мой собеседник – или, интересуетесь географией проживания? На Острове в море.


  Это «на Острове» так и прозвучало у него, как будто с большой буквы. Я понял, какой остров подразумевает монах.

- А здесь-то, чего же, по делам?

- А нет у меня дел – собеседник развел руками, демонстрируя пустые пятерни. – Приехал, позвали воспоминания юности. Родился я тут – вон там, на Гребешковском Откосе, в бараках, уютных и до последнего запаха родных. Теперь вот походил там, повдыхал, пока люди на работу не пошли. Снесут скоро бараки, к тому все идет. Успел, выходит, той юности елея вдохнуть.

- И давно вы отсюда?

- Давно. Больше уж двух десятков лет, а может, и давнее того. В восемьдесят третьем последний раз шагал этим мостом, весной, по пути в военкомат. С кружкой и ложкой в рюкзаке, да смена белья и старый свитер на всякий случай погоды. И гитара еще у меня была, школьный ансамбль я тогда сколотил, играли по слуху, не ведая нот.

А уже месяца через два – салам, бача – Демократическая республика Афганистан, провинция Кунар, Асадабад, 2-й батальон 66-й Выборгской Краснознаменной отдельной мотострелковой бригады, орденов Ленина и Александра Невского.


  Взялся удивлять меня этот монах…

- А оттуда, значит, в монахи потом прямиком?

- Нет – покачал головой собеседник – оттуда по ранению в Союз, по госпиталям, да по излечении – всякого повидал. Вербовался на стройки, даже на БАМе успел побывать, пара километров костылей моею рукой в тамошних шпалах сидит. А после, взяли в милицию меня служить. Не сам того хотел, но так вышло. А раз вышло, значит, написано свыше, такой путь. Хотел – иного, а вышло – вот так. И с образованием у меня слабо, потому и выбора особого нет.

- После школы в институт не получилось?

- Отчего же, получилось как раз. В местный политехнический, первый курс окончил, а со второго ушел, и заявление в армию написал.

- Не понравилось, на душу не легло?

- И понравилось, и на душу легло. Но вышла тогда у меня любовь, вон там она жила, даже окно отсюда видно, пятнадцатый дом, на углу – собеседник сложил руку «лодочкой», указал направление. – Еще в школе началось, и в институт поступали вместе. Бывало, по этому вот мосту, несколько раз на дню – и ночью провожал, коли засиживались дотемна.

Но случился в ее жизни другой человек. Приехал издалека, и все кончилось у нас тут. И я в армию заявление написал, пусто стало в душе, силой – не вернуть, да и нет такой силы у людей, не дано…


  Я прикурил новую сигарету от старой, растер окурок о парапет моста, спросил:

- Увидеться больше не довелось?

- Не довелось – кивнул монах – уехал я вскоре, увидеться не сложилось. Родные передали, позже заходила она однажды, да меня уж и не было совсем. Армия, потом стройки, за ними милиция подоспела, – а там и Ферганская война, Карабах, Душанбе, Чечня. Везде кровь, везде боль, разруха, горе до небес и страх, и ненависть повсеместно вокруг.

И стал мне человек, что такое творит, не мил. Чем ни оправдывай себя, а недавний еще пример – перед глазами стоит. Жили вместе, строили страну, пусть не в сытости, но с великою целью. И вдруг, стали сам по себе, а цель – силой отобрать у слабого, а не станет отдавать – убить.

Мы ли это? – пустой вопрос, ответ ясен. Мы, – да не хочу я по такому пути.

И я уехал на Остров. Сам монастырь, где много вокруг мирского и суеты, не лег мне в душу тогда, не дал упокоения от черных моих мыслей. Но и принять даже малую схиму – нельзя помыслить, не укрепившись духом на молитву за весь мир.

И ушел я жить при скиту трудником, смирять работой во славу Божию пустые порывы души. Жил в землянке, да ладил скамьи для монаших келий, двери чинил, и снег по зиме отгребал. А после, начал строить новую лестницу в гору, к Верхнему храму, где братия встает на ночную молитву. Долго строил, досок там готовых нет, распускай бревна, как умеешь сам.

Так и принял постриг в скиту, без монастырского монашего общежитья. Значит, так было угодно Богу, и Он осенил мой путь. Другого пути у меня и нет: тяни лямку – пока не выроют ямку в земле.

- А сюда тогда – зачем? – Я обвел глазами вокруг.

- Иным взглядом на это посмотреть. Прошлое должно быть, – ведь завтрашнего дня никто не обещал. Но туда, за мост – не шагну. Там остались обида, боль и смятение души. И на кладбище в Марьину Рощу, где уж давно лежит былая любовь, тоже не поеду. Пусть остается живой в памяти, а жизнь только миг, что отделяет прошлое от будущего.

Я кивнул монаху, и молча ушел с моста. Вышел узкой аллеей мимо пятнадцатого дома к перекрестку, остановил такси и поехал на кладбище в Марьиной Роще. За этим я сюда и приезжал.


Tags: "Завтрашнего дня - никто не обещал"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments