koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

А вам снятся сны?

Есть люди, которым никогда не снятся сны. Сам несколько таких знаю. Но верится, честно сказать, с трудом…

Ваш Коба.



Как это, чтобы сны никогда не снились? Я по себе вообще такого не помню, даже если упахаться в нуль, все равно – какой-нибудь бред, да покажут.

Вот, например, что показали сегодня.

Сплю, вижу себя в каком-то небольшом зальчике – стены серые, пара стульев, какая-то облезлая стойка, типа, как бывает в барах. Свет слабый, неуютно, как в проходном дворе.

При этом я понимаю, что нахожусь в депутатской комнате аэропорта «Домодедово». Хотя, я эту «комнату» знаю по жизни, как облупленную, нифига подобного там и близко нет.

Ладно, появляется какой-то типчик, вроде мы летим с ним куда-то вместе. Что-то нудно выспрашивает, я даже не понимаю смысла вопросов, только пустой гундеж. Трясет билетами – мой тоже почему-то у него в руках. Наконец, доходит – он спрашивает про чемодан, который я должен принести.

Тут выходит еще один тип, он из КГБ. Вот просто из КГБ, и все, без вопросов. Говорит мне:

- А чемодан с трупом где? Вы были обязаны забрать чемодан, у вас было три дня. Немедленно езжайте за чемоданом, это приказ, не обсуждается.

Выхожу на улицу, и тут же оказываюсь возле какого-то небольшого особняка из фигурного красного кирпича. Особнячок красивый, со всякими архитектурными прибамбасами. Явно, еще дореволюционной постройки. Дверь желтого дерева, тяжелая, с витражным стеклом, длинными потемневшими от времени бронзовыми ручками.

Тяну ее на себя, попадаю в коридор. Тут стоит мужик в медицинском халате и шапочке, нечесанные седые космы торчат из-под нее в разные стороны, усы и небритый подбородок. Неприятный, в общем, мужик, хоть и профессор по виду. Он курит папиросу, говорит:

- Вечно вы приходите, когда все заняты в институте. Еще тут свет выключили, нихрена не видно в подвале. Идите за мной, приготовьте свой чемодан.

Смотрю, под ногами стоит чемодан. Такой, как были раньше – типа огромного «дипломата», с алюминиевой окантовкой, черный, весь в царапинах.

Идем с этим профессором вниз, ступени лестницы липнут, проем узкий, только-только протолкнуться. Свет падает через витражные стекла где-то сзади, угрюмый сумрак и тяжелый нехороший запах разложения и тлена.

Попадаем в каморку, профессор отодвигает клеенчатую штору, которая висит на веревке поперек помещения. За шторой несколько столов с компьютерными мониторами и обычная домашняя ванна в углу, где вообще ничего не видно. Профессор тычет туда пальцем:

- Вон ваш, забирайте эту падаль, мне ванна свободная нужна. И скажите там, мы вам не камера хранения, чтобы больше такого не было.

И уходит, злобно так подхихикивая, и кося лиловым глазом.

Блин, засада. Такое ощущение, что эти твари и меня решили в своем институте захоронить или пустить на опыты. Пытаюсь проснуться, не выходит. И кто-то говорит под ухом: «Здесь не спят, здесь работают». И какие-то тени маячат вокруг, штора качается, полный маразм и сюрреализм в натуре. И чемодан куда-то мой пропал. Вспоминаю, что забыл его вверху. Ага, есть повод отсюда на время улетучиться!

Быстренько выбираюсь наверх, обтирая по ходу кирпичную пыль со стен. Сзади тяжело ухает, как будто ванна опрокинулась набок. Смрадом догоняет в спину. Хренасе, сходил за хлебушком!

Чемодана нет, дверь на улицу приоткрыта. Выхожу и попадаю совсем в другое место. Огромное, циклопических размеров внутренне пространство какого-то холла. Все блестит, гигантские витринные стекла, лифты бегают в прозрачных шахтах, по центру хромированная труба, диаметром метров десять, вокруг нее завивается винтовая лестница-пандус. И куча площадок пристроена сюда, на них бары, столики, сидят люди, снуют люди – их сотни, если даже не тысячи.

Сажусь за один из столиков, подбегает официант, говорит на иностранном языке, но мне все понятно:

- Ваш чемодан в 213 номере, просили передать, что счет не оплачен.

Блин! Тут же вспоминаю, что это гостиница «Москва» и у меня не оплачено за пять суток проживания. И денег нет. Вообще нет, пустые карманы. И сам я должен быть давно не здесь, а почему-то на ипподроме.

Вижу неприметную дверь в стене рядом, на ней написано: «Выход на ипподром». Толкаю, попадаю на площадку лестницы. Она висит на огромной высоте, никаких пролетов от нее нет. Далеко внизу по кругу бегают лошади, как муравьи. Дверь за спиной пропала, голая стена. Зато, в ногах стоит злополучный чемодан в каких-то бурых потеках. Ну, понятно, успели засунуть туда труп, приказ не обсуждается.

Смотрю, на стене закрашенные белой краской кнопки со стрелками. Нажимаю одну, площадка с хрустом проваливается вниз, чертя железными штырями перил по бетонному отвесу.

На земле стоит машина, из нее выходит Слава Миронов. Говорит:

- Вот ты поспал, хрен забудешь. Иди, пиши в журнал про весь этот маразм, пусть люди хоть поржут.
Subscribe

  • Жаль только, жить в эту пору прекрасную...

    Вот я бы хотел дожить до дня, когда Россию, наконец, накажут всерьез – перестанут летать транзитом над ее территорией (ок. 55 тыс. рейсов) и…

  • Красота спасет мир

    Как понимаю, по Минскому туристу не высказался уже только ленивый. И этот ленивый – я... Ваш Коба. Ладно, выскажусь. Не удивлюсь, если уже…

  • "Хрестоматия спорта"

    Я периодически подумываю, не написать ли мне эдакую «хрестоматию спорта»... Ваш Коба. В легкой художественной форме, – такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Жаль только, жить в эту пору прекрасную...

    Вот я бы хотел дожить до дня, когда Россию, наконец, накажут всерьез – перестанут летать транзитом над ее территорией (ок. 55 тыс. рейсов) и…

  • Красота спасет мир

    Как понимаю, по Минскому туристу не высказался уже только ленивый. И этот ленивый – я... Ваш Коба. Ладно, выскажусь. Не удивлюсь, если уже…

  • "Хрестоматия спорта"

    Я периодически подумываю, не написать ли мне эдакую «хрестоматию спорта»... Ваш Коба. В легкой художественной форме, – такая…