koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Коба с проспекта Сталина (часть первая)...

Я тут задумался: зачем мне этот журнал? Вернее, зачем он мне нужен теперь, когда ему уже почти два года. Отвечает ли он тем целям, в которых создавался когда-то?

Как «связь с читателями» – в какой-то мере, отвечает. За это время человек двести задали вопросы о моих книгах на этих страницах. Немного, но кто знает, в каком соотношении тут пребывают «качество» и «количество»?..

 

А вот какой вопрос мне задают чаще всего?

«Почему ваших книг нет в Сети»?

И чаще всего я на него отвечаю: «Потому что эти книги сегодня несвоевременны». И еще, потому что не хочу становиться известным на этом поприще и не ищу славы. Я знаю этому цену, и платить ее не готов. Я не писатель. Я просто человек, составляющий тексты.

 

Бывает, спрашивают: «А как вы отнесетесь, если вдруг кто-нибудь выложит эти книги в Сеть без вашего ведома? Будете судиться?»

Отвечаю. Я очень плохо отношусь к понятию «авторское право». Мне известно, что это – всего лишь очередная хитрая попытка сделаться ленивым паразитом. Об этом писали многие, в том числе и классики литературы, и классики философии. Авторское право – последний и разрушительный аргумент всякой империи незадолго до окончательного ее краха. Если вам стало интересно, почему так, начните изучение вопроса, например, с рассуждений великого русского юриста Петражицкого, теоретика права, социолога и философа.

 

Еще немало спрашивают о том, как я пишу. В смысле, каковы «технологии» и как выглядит сам процесс.

В общем, в этом журнале все так же доминируют вопросы о моих книгах.

 

Вот я теперь и решил показать, «как пишу». На конкретном примере этого поста.

Здесь я собрал некоторые новеллы, которые использовал при написании трех своих книг. То есть, это некие заготовки, варианты сюжетных линий и сцен, не вошедшие в тексты изданных книг. Возможно те из вас, кто эти книги читал, найдут здесь и знакомые сюжеты. Не удивляйтесь, они могут выводить совершенно в другую мораль, я собрал их тут по другому принципу и связал иными способами.

Пост большой, «многабукаф». Чтобы иной читатель не умер со скуки, я вставил несколько картинок.

 

Предупреждение. Говорят, некоторые мои тексты могут быть опасны для здоровья. Я в это не верю. Ничего страшного. Или – умрешь, или – останешься дураком. Знаю, сам болел…

(:-)

 

Ваш Коба.

UPD. В один пост текст не грузится, придется разбивать на несколько.


Помню я себя рано, лет с полутора.

Одно из первых воспоминаний. Зима. Снег. Морозное утро. Все вокруг в тумане от этого мороза. Тянем вместе с бабушкой санки. В санках лежит мешок. В мешке – известка. Такие серые камни, липкие на ощупь.

Но трогать их нельзя. Особенно, если мокрыми руками. Тогда известка шипит и можно здорово обжечься. Она потому и называется «не гашеная известь».

У нас дома ремонт. Нам дали новую квартиру. Но живем мы пока еще в старой. В новой нужно побелить стены и покрасить полы. Вот тогда и можно въезжать.

Вот, идем. Тащим санки с мешком. Это нелегкое дело. Мешок тяжелый, нам его нагрузил дяденька в лабазе у Речного вокзала. Вот здесь:



Тут стоят такие огромные сараи, лабазы, из них продают известку, керосин, хозяйственное мыло и соду для стирки. В общем, всякие нужные вещи. Еще и кисти для побелки тоже здесь продают.

Кисть выбирать нужно уметь. Ее разминают и потом стучат о половицу. Если посыпалась или торчит неровно на срезе – плохая кисть.

Такую откладывают, и процедура повторяется, пока не найдется подходящая. И так раз пять подряд. Кистей нужно несколько. Потому что белят не один раз. Побелили, ждут, пока просохнет. Это дня два верных. Потом белят заново. Пока не получится красиво.

 

Новый дом у нас здорово красивый. Он в самом центре города. На главной улице. Старый дом, правда, тоже на этой улице, неподалеку. Но квартира там маленькая и неудобная. Вернее, сама квартира большая, но она коммунальная, на две семьи. И у нас пара небольших проходных комнат. Правда, с балконом. Вот этот дом:



А вот моя мать на балконе нашей квартиры. Первый день моей жизни в этом доме:

Внизу в нем есть магазин. Там продают мясо, птицу и сметану на розлив. А еще, всякие конфеты и даже шоколад:



Советская власть здорово придумала, чтобы за продуктами далеко ходить было не нужно. Вышел из подъезда, тут тебе и магазин.

 

Хотя, такое стало не сразу.  Сначала в нашей стране жили очень трудно. Были годы, когда никаких магазинов и вовсе не было. Или только такие, где торговали за золото и валюту. Это называлось НЭП. Если у тебя не было золота или валюты, ты мог остаться голодным.

Такое было неправильно, и вскоре этот НЭП совсем прикрыли.

 

Мне об этом рассказывает бабушка. Она все это видела своими глазами. И не только видела. Она вместе с дедом трудилась над тем, чтобы в стране появились вот такие хорошие магазины для всех. И хорошие дома. И чтобы каждому было, где жить, работать и водить своих детей в садик и школу.

Меня воспитывает бабушка. Родителям моим некогда, они журналисты. Это те, кто делает разные газеты. Делать газеты – беспокойное занятие. Нужно все время куда-то бежать, ехать, лететь, встречаться с людьми. Газеты же пишут про людей, про то, чем они заняты. Вот мои родители в этих газетах и пишут. Тут нужно понимать и не пытаться капризничать. Если твои родители заняты большим важным делом, значит, так нужно народу. А это главное. Народ знает, кого назначить на большие важные дела.

 

Деда своего я не видел. Да его и моя мать почти не видела. Когда он умер, ей было чуть больше года. В газете, где сообщалось о смерти деда, сказано: «За гробом идут жена и пятилетняя дочь…» Это, получается, бабушка и моя тетка Татьяна, старшая сестра матери.

Потом было постановление нашего правительства.

Там говорилось, чтобы назначить семье пенсию пожизненно. Потому что мой дед умер на службе народу. Он заботился о народе и умер на трудовом посту. А до этого он даже воевал и выполнял всякие секретные задания. А потом учился в Институте красной профессуры. А еще работал вместе с Кировым в Ленинграде. И знал самого товарища Ленина. И еще многих других наших товарищей. И они направили его на ответственную работу, руководить промышленным отделом в Краснопресненский райком партии города Москвы. И он там работал, занимался заводом, где делали наши первые самолеты.

А потом вдруг было принято решение создать в Сибири Красноярский край, в 1934-м.

И деда направили сюда на работу из Москвы.

Тут-то уже и родилась моя мать. А Татьяна родилась еще в Москве. Там у деда была комната в коммунальной квартире, в доме на Вспольном переулке. И в этом же подъезде были тогда квартиры товарищей Орджоникидзе и Кирова.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments