koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

Реквием

«Никто этого не написал в комментах, а я напишу. И можете опубликовать, только без имени, но чтобы мое мнение тоже было известно. Я по поводу поста «Писателем быть выгодно». Вот интересное дело, но я совершенно не могу понять, как вам удается вложить в такой короткий рассказик такую кучу интонаций, эмоций, впечатлений?! И еще, может, мне показалось, но рассказик этот у вас очень грустный и, как обычно, «с двойным дном». А про книгу «о реке», не читав, ничего не скажешь, но Миронов написал, что «Чертовски мрачная, депрессивная книга, вызывающая вселенскую тоску и безнадёжность в душе. Такая же мрачная и кровавая, как и автор». Конечно, понимаю, что шутка, но от Миронова, который написал «Я был на этой войне», странно звучит, а вы еще и подтверждаете. Что-то трудно представить, чтобы мрачнее и кровавее, чем его «Война». В общем, вы поняли мои вопросы, надеюсь».

Я понял, что вопроса у вас всего два: 1. Как удается? 2. Шутка, или нет?..

Ваш Коба.



На первый, ответить легко. Мне удается, потому что умею. И работаю над рассказом, пока он не обретет ту форму и звучание, которые по замыслу мне нужны. Это, как в музыке – нот всего семь, а ими написаны миллионы различных по звучанию произведений.

Отсюда, и ответ на второй вопрос, но здесь посложнее. «Река» – это реквием. Не «рассказ о войне», а «книга о трех началах»: о чувстве стыда, о чувстве жалости, о чувстве благочестия. О том, как нравственное противостоит животному в человеке. О том, из чего исходят справедливость, милосердие и любовь. И о том, что спускаясь вниз, можно идти вверх, исходя из побуждений.

Любой реквием – небезопасная штука. Особенно, если он не обезличен. Слушать его тяжело, но писать его – и вовсе, порой, беспросветно. Слушать ли, – каждый выбирает сам. А писать ли, – иногда такого выбора не бывает.

И есть еще один момент. Реквием не лежит корнями в нашей православной культуре. Возможно поэтому, я когда-то подсознательно и взял такую тональность «Реки». Она – на сломе мировоззрений. Можно сломаться, можно выстоять. Вопрос силы души.

Потому, я и согласен с Мироновым. Опасная книга. Будь человек послабей, она может запустить процесс разрушения душевных сил. Я это понял позже. И сел писать «Час садовника». А пока писал, понял и дальше – нет другого пути. Последующее вытекает из предыдущего, осмыслить будущее без проб и ошибок прошлого – нельзя.

В общем, не шутка. Мои книги, не для развлекательного чтения. Но писать другие не вижу смысла. И не умею.
Tags: литература
Subscribe

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments