koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

Фурии частного интереса...

Тут пошел я гулять берегом Великой реки. Было пасмурно, собирался дождь. Поэтому, народу на набережной почти не было.

Дошел до известного парохода «Св. Николай». Гляжу, на верхней палубе до боли знакомые фигуры. Один – в бороде, другой – когда-то плыл этим пароходом в ссылку. Ну, коли оба здесь, значит, ссылка закончилась. Поднялся, поздоровался, поговорили…

Ваш Коба.


- Господин Маркс – говорю я – предсказанный вами кризис капитала, похоже, на дворе. Но в это не хотят верить. Да и более, в это боятся верить, что угодно, только не это. Миром правит вещь, она же – теперь правит и мышлением.

- Ну – улыбается Маркс – вещь и всегда правила миром, задолго до появления моей теории. Да и задолго даже до Адама Смита. Но ведь любая вещь имеет совокупность многих свойств. Потому и не всегда выступает, как потребность, например, желудка. Напротив, некоторые вещи вызваны к жизни нашим духом. Вернее, аппетитом духа. Аппетит же, понятно, бывает и не только от голода. Чем больше человек кушает вкусного, тем и больше он пресыщается и хотел бы – еще вкуснее. Вот и дух, получается, так же…

- Эк вы свели, однако, к желудку…

- Не я свел, не я. Человек от природы духовен. Но никто пока не провел грани – где кончается материя и начинается дух. Да и есть ли она, такая грань? Обратите внимание: большинство вещей имеет свою потребительную стоимость потому, что удовлетворяет и  потребности духа. За картину иного художника согласны отвесить золота по ее весу. Стало быть, такова и есть ее потребительная стоимость. Хотя, как товарное тело, она всего только кусок холстины, да три фунта красок, намазюканных поверх. Ну и деревянная рама со щепотью гвоздей. Ну и производительный труд художника – хотя, в данном случае, скорее просто затрата человеческой рабочей силы безотносительно к ее форме, созидающая потребительную стоимость субстанция.

- Позвольте, позвольте, батенька… – включается в разговор Ильич, шутливо грозя Марксу пальцем – мы теперь уводим дело в существо политэкономических теорий. Товарищ же Коба ставит перед нами вопрос иным образом. Он хотел бы знать, тот ли теперь кризис, за которым неизбежен слом экономической формации, полный, бесповоротный крах капитала…

Маркс усмехается, отвечает:

- Напоминает Прудона, который не хочет ведь просто сказать: «В хорошую погоду можно встретить много гуляющих», но отправляет нас гулять, чтобы обеспечить хорошую погоду. Или даже Кропоткина: «Хорошая погода будет лишь тогда, когда все станут жить по-моему».

- Ну, ваша боевая позиция в отношении анархистов известна. Однако, в чем же конструктив? На улице собирается дождь. Стало быть, живем по-прежнему?..

- Конструктив? – Маркс многозначительно улыбается – да в том и весь! Политическая битва эта должна завершиться установлением бесклассового строя, а не господством победившего класса. Иначе – все сначала! А где предпосылки? В чем фундамент нынешних строителей баррикад? Какова политическая программа? Где поле борьбы? Масса лиц, сплоченная лишь идеей повышения заработной платы, идеей «справедливого перераспределения ресурса» – еще не класс, а всего только подспорье для многочисленных тред-юнионов. Нужно понять, что борьба классов – не экономический компромисс, а политическая битва за производительные силы нового общества.

- Они думают, что и этого достаточно… крикнул: «Довольно, сатрапы!» – и все от страха взялись за ум…

- Так же думали романтики Парижской коммуны. Получили виселицы и Наполеона.  И ударились в крайности. Кто-то – в проповедь первобытно-христианского коммунизма по Вейтлингу. Кто-то – размахивая над головой мечом коммунистического ислама – как Виллих. А иные – в прудонизм и отрицание государства по Кропоткину.  

Вот вам и печальная отсюда истина: народ не умеет думать. Не умеет, не хочет и боится. А запуган, в первую голову – теми, кого везет на спине. Они, впрочем, тоже думать не умеют, научились только пугать. А себе в оправдание соорудили софизм: «Я мыслю – следовательно, существую». И замкнули, таким образом, всю природу вокруг своего сиятельного «Я».

- В этом соглашусь с Карлом – вступает опять Ильич – пролетариат, как класс, объединенный идеей диктатуры созидательного труда, у вас сегодня разгромлен. А противостоять капиталу на его же экономическом поле – всего только торговаться о мелких подачках от хрустящего калача.  И торжествовать, получив сегодня больше, чем дали соседу. Здесь неизбежно скатывание в доктринерство анархизма, в детские пеленки умозрительной философии мелкого буржуа. И в этих-то пеленках вас будут удерживать всеми силами – мелкобуржуазная демократия известный способ разобщения и удержания общества от коммунистического течения мысли.

- Но ведь, Владимир Ильич, – возражаю я – это лишь констатация факта. Разгромлен, не имеется программы, скатились в пеленки анархизма. Притом, кстати, что и сама экономика капитала  – включает в себя такие понятия, как анархия производства, анархия ценообразования, анархия рынка и прочие ее анархии. В чем же позиция капитала сильнее? Кризис показал, что экономику нельзя возводить в абсолют как систему построения общественных отношений. И в этом видится уже противоречие незыблемым «базису» и «надстройке» от господина Маркса…

- Да?.. – иронизирует Маркс, лениво поглаживая бороду – однако, не нахожу. А нахожу другое: «Пока Маркс не грянет – мужик не перекрестится». Изучением всяких человеческих мыслей и поступков начинается любая общественная наука, иначе она – отвлеченное от жизни явление и ничего нам не дает. Мудрец – не станет умножать глупостей человечества, он будет их изучать. А глупец – имеет в своем распоряжении испокон веку прекрасный, точный, но единственный научный прибор – грабли.

Эко­но­ми­ка не есть нау­ка в пря­мом смыс­ле это­го по­ня­тия, а толь­ко в та­ком и мож­но здесь тол­ко­вать. Нау­ка опе­ри­ру­ет за­ко­на­ми, вы­ве­ден­ны­ми с аб­со­лют­ной, не­пре­ре­кае­мой точ­но­стью. Эко­но­ми­ка же та­ких за­ко­нов не име­ет, она все­гда ба­лан­си­ру­ет на гра­ни э-э-э… ме­ж­ду ра­цио­наль­ным до­пу­ще­ни­ем и ре­зуль­та­та­ми пре­ды­ду­ще­го опы­та. Ra­tio, как вам  извест­но, – ра­зум. Ины­ми сло­ва­ми, ра­зум­ные до­пу­ще­ния, на­прав­лен­ные в раз­ви­тие пре­ды­ду­ще­го опы­та – и есть эко­но­ми­ка.

Сиречь, есть она лишь дисциплина мышления по поводу товарно-денежных отношений.

Но неизбежно тянет за собой политику, поскольку выступает базисом для возникновения социально-экономической формации.

Говорите, лопнула модель? Ну, я ведь и утверждал, что лопнет. Крупный капитал, сконцентрированный в руках эгоистичного меньшинства, направлен к рабству человечества. Неизбежен переход от доктрины «я мыслю – значит, существую», к иной: «значит, сосуществую».

«Существую» – категория личностного мироощущения. Вот для этой категории пока и имеем мышление. Следующая за ней – «сосуществую». То есть: живу в содружестве. Развить эту мысль, выйдет: не наношу вреда, развивая окружающее – развиваю себя. Позиция творца.

Вот так, собственно, капитал сам себе и вырыл неизбежную могилу – развитие промышленного производства породило армию пролетариата. И чем больше армия – тем более растет ее угнетение с одной стороны и осмысление этого с другой. Тем пролетариат и многократно опаснее крестьянской разрозненной массы – своей соединенностью, общностью интересов и способностью осознать эти интересы, а потом – защитить их. Именно в среде пролетариата окрепнет и разовьется вновь та категория мышления, из которой когда-нибудь получим не сонмище отдельных карликовых партий, воюющих за мизерный личный интерес, а единую и великую партию пролетариата.

Вернее, партию творческого труда…

- Ваши бы слова – говорю я скептически – да Ему бы в уши…

- Всуе не упоминается – язвительно перебивает Маркс. – Но, как некая абсолютная модель для воссоздания человека будущего, годится. Ведь капитал – сам по себе – не плох и не хорош. А плохо и разрушительно для человечества лишь вызванное им «цивилизованное рабство». На это, кстати, указано Прудоном с такой очевидной силой доказательства, что после него экономистам остается только помириться, признав окончательно действительную бесчеловечность капитала. И определить главной причиной такой бесчеловечности не какой-либо отдельный вид частной собственности, а именно такую собственность в ее мировой всеобщности.

Так что, видите, и Прудон нам пригодится в будущем, где отойдут противоречия, порождаемые фуриями частного интереса.
Все без исключения политические революции, от первой до последней, совершались только ради защиты собственности одного вида путем конфискации собственности другого вида. Собственность рабовладельца перешла революционным путем в руки феодала. А феодальная собственность пала жертвой буржуазных революций. Так, весь институт частной собственности стоит на лжи и лицемерии победившего класса. И каждая такая победа – пиррова.

Россия не имела тысячелетнего рабства, потому и рождает, порой, людей, способных искать истину не в пустых рассуждениях сытого брюха, а в трезвом разборе хода всемирной истории. Нет у человека другого пути вперед, как осмыслить путь, пройденный человечеством.

И, осмыслив, произнести: «Империи древности рухнули безвозвратно, но ветер истории донес нам предсмертный их вопль: нас сгубило рабство! Наш народ, сказавшись свободным, возложил обязанности производительного труда на плечи безгласного раба. И, возложив, презрел этот труд как дело, не подобающее «свободному человеку». Мы стали рабами своих рабов. Мы лишили детей своих смысла жизни, дав им право потреблять лучшее, но созданное чужим подневольным трудом. Внуки наши не родились. Не стало дела нашим внукам».

Вот, собственно, и вся суть.

На этом месте разговора я проснулся. На тумбочке возле кровати лежала вот эта фотография. Если сильно постараться, на ней можно разглядеть и моих собеседников. Но если не разглядели, не расстраивайтесь. Это всего только шутка. Ну, или, глава новой книги.

А в качестве утешительного приза и пищи для «аппетита духа» – моя очередная креативная инсталляция. Называется, «Кто не работает – тот не ест».

(:-)




Tags: "Фурии..."
Subscribe

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Без ГМО

    В почте ЖЖ: «Мне не нравится ваша литература, она слишком натуралистична». Это нестрашно, рынок предложений велик, вы всегда можете…

  • Союз писателей

    Единственный «Союз писателей», в котором я состою. И то – не сам вступал, жизнь так распорядилась... Ваш Коба.

  • Пофиг, пляшем

    «Говорят, вы на ФБ заявили, что уходите из писательства, это правда?» Нигде я такого не «заявлял», как можно уйти оттуда,…