koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

«Жил-был художник один…» (часть вторая)

Продолжение фантастического рассказа…

Ваш Коба.



У стойки администраторов Художник подошел к окошку «Паспортный стол», поздоровался, добавил:

- Клава, дай мне журнальчик регистрации полистать, кругозорчик надо расширить.

Потом прошел за соседнюю пустующую стойку с табличкой «БММТ «Спутник», сел и минут пятнадцать листал страницы, делал выписки в блокнот.

Вернул журнал Клаве, вышел на улицу, покурил у входа, разглядывая цветную толпу москвичей и гостей города, что неслась мимо – на Красную площадь, в ГУМ, и обратно – с детьми, покупками, и просто так, от нечего делать.

Подошел бомж, уважительно обратился:

- Дядька, дай в зубы, чтоб задымило.

Художник выдернул папиросу, протянул коробок спичек, спросил:

- Как бизнес, есть перспективы прироста капитализации?

- Нужно анализировать – солидно ответил бомж. – Есть, которые с понятием, совестливые. Но попадаются и бездушные меркантильные жлобы. И соотношение, субъективно, фифти-фифти. А это не радует.

Художник отошел за угол гостиницы, опустил в щель автомата монетку, набрал номер, сказал:

- Привет, давно не видел. Заходи пообедать, потрещим на творческие темы. Погода, девки по улицам шныряют, международное положение тоже…


***

В ресторане гостиницы народу было немного. Художник выбрал место на открытой веранде с балюстрадой и видом на башни Кремля.

Через полчаса подошел Юра. Сел, полистал меню, скривился:

- Борщ, солянка, бефстроганов. Узнаю гостиницу «Моссовета». А где же блинчики «Депутатские»?

- Только для депутатов – отрезал Художник. – Тебя ведь пока туда не выбрали?

- Нет, так и болтаюсь, дерьмом в проруби. То у Савостьянова в АФБ по области, то Ямпольскому передали в кадры. Искали, под какого еще Баранникова засунуть.

Теперь, судя по всему, перспектива одна – «ОДР». Буду скоро, как ты, вольный художник, смотритель замшелых государственных фондов.

- Спасибо, друг! – с чувством сказал Художник. – Хоть и прав, а врезать тебе подмывает.

- Рука не поднимется, за правду – заметил Юра. – Сколько у тебя здесь было в те времена – десять человек, пятнадцать?

- Двенадцать. Две смены операторов на «Татьяне», плюс еще одна пара – в отпуске или на подмене. Да двое установщиков и заместитель. Да девочка на нижней стойке. Еще техник-инженер. Ну и я сам, последний апостол. Такие дела иногда рисовали – шум стоял и нива колосилась.

- А теперь – ты один. И звонишь: «Тетенька, дайте хлебушка, молочка хлебнуть…» Потому что больше просить некого. Давай, что там у тебя? – выкладывай.

Художник передал черную папочку. Юра смотрел документы минут десять. Вернул папку, сказал:

- Это серьезно, Палыч. Это даже не «нули», на такое раньше ставили «ОВ» и секретили насмерть. «КНЧ-диапазон», чуть выше восьмидесяти герц, подводимая мощность – пятьдесят мегаватт. Оно пробьет «Шарик» насквозь и лодки на любой глубине все равно услышат сигнал на боевое всплытие.

Тот же «Зевс», только более современный, с указанием места дислокации комплекса и прочих аппаратных подробностей. Откуда у твоего фигуранта эта «бухгалтерия»?

Художник неопределенно развел руками.

- Ну да, спрашиваю… – Юра усмехнулся. – Только что об этом и говорили. В былые времена, сразу звездочка вот сюда – он похлопал себя по плечу. – А может, и две, от роли в реализации. И красивая висюлька на китель, который можно примерить дома перед зеркалом на Девятое Мая. А вот сегодня…

Юра задумчиво покачал головой:

- Сегодня, боюсь, в обратной полярности. Например, как у меня – после той комиссии в Припяти.

- Имеешь в виду, еще восемьдесят шестого года?

- Тогда была первая, сразу после взрыва. Там еще все «светилось» и паника стояла зверская. Поэтому, особо копать по нашей линии не получилось. Но мы работали и позже, положили на стол убедительные материалы. Они вошли в секретную часть отчета о причинах аварии.

Вскоре после этого – стали выдергивать «для беседы» в разные высокие кабинеты. Сначала аккуратно нюхали, что у тебя внутри. Потом – поясняли за «политику разоружения и новую линию партии на дружбу народов мира». И предлагали, в обмен на «обновленное мышление» – хорошее повышение и дальнейшие радужные перспективы по службе.

Первый из наших, кто не понял намека и отказался изменить экспертную оценку – умер от сердечного приступа. Потом еще двое, списали на полученную дозу радиации.

Остальные просто заткнулись. Тем более, началась Бакатинская чехарда, а потом развалился Союз. И все, теперь уже концов этого дела не собрать. Да и зачем собирать, «Русский дятел» замолчал, «Дуга» накрылась медным тазом, а сейчас и вообще ушла на территорию Украины. Мир-дружба-жвачка.

- Угу – сказал Художник. – А сколько «Дуга» потребляла в работе?

- Как раз, тот самый «четвертый энергоблок АЭС». Да и вся станция, по сути, строилась для питания системы загоризонтной радиолокации, с учетом дальнейшего повышения мощности. Там только сама РЛС – в несколько раз дороже, чем вся эта «атомная батарейка».

И, пока ей не заткнули рот, наши американские друзья не могли у себя даже чихнуть, чтоб мы сразу не узнали об этом.

- Угу – повторил Художник. – Значит, думаешь, перспектива моего дела – труба?

- С учетом вот этих реалий... – Юра постучал по папочке на столе. – Думаю, даже хуже. Кто-то на этом поднимет огромные деньги. И вряд ли он любит досадные случайности. Кстати, девочка твоя – не клофелинщица?

- Господь с тобой! – отмахнулся Художник. – Знаешь, сколько они платят, чтобы здесь закрепиться?

- Видишь, и с тобой, не делятся – хохотнул Юра. – Я говорю, рынок. А ты – вредная шестеренка в механизме.

- Ладно. Установи мне вот этого деятеля. – Художник переписал из блокнота фамилию на бумажку. – По журналу, заехал сегодня утром. За последний час, дважды набирал телефон моего фигуранта. Думаю, тот самый «приятель из Риги». Хотя по документам – адвокат из Финляндии.

- Не вопрос, за пару часов сделаю. Но на служебный мне не звони, заскочу сам после работы, вечером. А кормят здесь, повторяю, дерьмовенько. Вот и ходи к вам, в гостиницу «Моссовета», даже пожрать по-хорошему нечего.






Tags: "Жил-был художник один"
Subscribe

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…