koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

«Жил-был художник один…»

Все, о чем здесь написано – очевидная выдумка. Этого не могло быть, ясно каждому. Если понравилось начало – говорите, подумаем о продолжении…

Ваш Коба.



В дверь номера постучали, когда Художник поливал фикусы. Поливать нужно два раза в неделю, иначе сбрасывают листья. И приходится потом просить веник и совок, свои куда-то запропастились. Да и некрасиво, если без листьев.

С графином в руке Художник прошел к двери. На пороге стояла Бируте. Художник по привычке оглядел коридор, посторонился, произнес:

- Входи, Бира. Садись вон там, с листьев капает потому что.

Бируте процокала каблуками по паркету напрямую до стула, уселась, сказала решительно:

- Вот не нравится мне это, «Бира». Какое-то еврейское имя.

- Ну, ты сама его выбрала – заметил Художник. – Почему, кстати, «Бируте»?

- Желтоглазая ночь, переулки ошибок, всякое такое. И вообще, Прибалтика, это круто. Клюют лучше, Палыч.

- Согласен. – Художник поморщился, он тоже не любил, когда его называли по отчеству. Это подчеркивает возраст, если так называют. А стареть Художнику не хотелось. – Зачем пришла, Надюха?

Бируте поморщилась в ответ. «Надюхой» когда-то звал ее отчим. Жили в бараке на окраине Новосибирска. Отчим пил, отношения не складывались. Вспоминать об этом было неприятно.

Художник поставил графин, сел, закурил «Казбек». Он курил папиросы, считал, меньше вредят здоровью. И табак вкуснее, без всяких добавок.

- Сам что ли кактусы свои поливаешь? – Бируте нервничала, не знала, как начать разговор по делу.

- А кто мне польет? – удивился Художник. – И потом, это фикусы. Стоят здесь, значит, поливать нужно.

- Да только скажи, тебе их языком оближут!

- Не сомневаюсь – опять согласился Художник. – Некоторые только так и умеют. Но это не предмет нашего обсуждения. Ты, ближе к выбранной теме. А то у меня знаешь, вас таких сколько.

- Кстати, сколько? – заинтересовалась Бируте.

- Много – честно ответил Художник. – Больше, чем на картине Васнецова «Страшный суд». Но ты пришла обсудить другую картину, собственной кисти.

- Ну, да – хихикнула Бируте, услышав о «кисти» – такая, известку мажут. В общем, прикатила я с утра, машину ткнула со стороны музея, там место надежнее. А Галка-администраторша говорит, у меня в номере все еще ремонт, будет замена поэтому.

Прикинь, Художник, там уже полгода ремонт, они не чешутся! – Бируте округлила глаза и почесала ладошку для наглядности. – Короче, дала мне в левом корпусе, окнами на Думу, четвертый этаж. Можешь представить, какой шалман ночами внизу? – там вся Тверская гужуется, бордель ходячий вокруг. И днем орут, а мне высыпаться надо!

- Трудная твоя профессия – заметил Художник. – Ни сна, ни отдыха измученной душе. Зато, платят достойно, не как у нас, в туристической отрасли. Но это пока этюды. Не вижу сюжета, для моей картинной галереи.

- Ну, короче, расстроилась я такая вся. Села кофе выпить в фойе, где «Пионер» напротив. Смотрю, дядечка зависает, с утра на коньяк упал. И бутеры лопает с семгой, штук десять в тарелке. Думаю – тема!

Тоси-боси, договорились через час у него. Он в девять-два-семь, мое крыло, на лифте только подъехать. Нормальный дядечка, упакованный, лет за полтинник, можно на абонемент посадить. И даже без «п/а», такие любят больше уже языком почесать.

Ладно, в одиннадцать захожу, этот взял апельсинов и всякой жратвы из «Седьмого континента». И коньяка пузырь, «Камю», на широкую ногу. Сказал – гуляет напоследок, потом самолет и ПМЖ куда-то в Финляндии.

Набрался здорово, мне же лучше. Начал пихать всякие фотографии, как он здесь кучеряво жил. Нормально, у меня счетчик стучит, – пятихатка в час, – любой каприз за ваши деньги.

Вдруг – достает фотку, говорит – вечером встречается с другом. Познакомились в Риге, еще в восемьдесят третьем. Смотрю, а на фотке – я сама…

- Это как? – не понял Художник. – Тебе тогда, сколько было, в восемьдесят третьем?

- Да было, двадцать три уже было. Там туристическая группа, сборная, со всего Союза. Такие делали, по ВЦСПС, у меня на предприятии тоже давали от профсоюза. Едешь, три или четыре города за две недели.

- Знаю эти путевки – подтвердил Художник. – Дефицитная вещь в то время, сто двадцать рублей без дороги. Хорошие гостиницы, кормежка, все, что нужно. Занятное начало истории. Говорят: «Любая случайность – результат иной закономерности». Он тебя узнал на фотографии?

- Конечно, нет, десять лет же прошло. Он себя-то узнал с трудом, тыкал пальцем по фото и ржал, – нарезался в зюзю. Приятеля своего тоже показал. Такой, в кожаном плаще, импозантный дядя прибалтийской наружности. Мне эта публика в ту пору не стучала, старичье за сорок. У меня там нарисовался один душевный контакт – атомная любовь, вздохи на скамейке, миллион алых роз, пацан из Иркутска…

Бируте закатывает глаза, изображая «атомную любовь», смеется, продолжает:

- Другие мы тогда были. Теперь даже вспомнить смешно – ни капли здравого смысла! Прикинь, чертежница с новосибирского деревянного барака на выселках, втрескалась в иркутского мента, – живет с мамой в «двушке-хрущёбе», полтораста рублей, – голь перекатная, по сути. И замуж ведь собиралась, дура…

Художник показал рукой, что второстепенное в сообщении можно пропустить, время дорого. Бируте заторопилась:

- Ну, короче, так. Выхожу из ванной – клиент склеил ласты. Сидит в кресле, а сам – дохлый совсем! И рожа красная, помидором. Допился дядя, кони двинул. Вот, Художничек, такая скользкая тема…

Бируте замолкает, ожидая вопросов. Художник хмыкает, говорит:

- И что? Бывает, люди смертны. Почему это может интересовать мою солидную туристическую контору?

- Я там порылась потом маленько – Бируте делает невинное выражение лица. – Совсем немного, гонорар-то ведь отработан. Взяла у него из «лопатника» за два часа и еще пятихатку – за испуг. Считаю, нормально, по-честному. У дяди форс-мажор, а я – в крайние не записывалась.

У него сумка и чемодан, оба фирмовые, «Samsonite». А в чемодане папочка из черной кожи, со всякими там бумажками разными. Я прикинула, тебе может быть интересно. Ну и фоточку эту, старую, из Риги – тоже зацепила…

Бируте открывает сумку, выкладывает на стол черную папку и фотографию. Художник расстегивает папку, изучает содержимое. Говорит:

- Где на фотографии твой клиент? И друга его, тоже заодно покажи.

Бируте тычет пальцем, просительно тянет:

- Худо-о-ожничек, замолви словечко… И с ментами неохота дружить, и вылетать – вообще не тема сейчас! У меня двое на руках, Сашке четырнадцать, Ленке восемь. И мамка старая в Виннице. И домик строится в Одессе – кредитики, затратики, всякое такое, сам же знаешь.

- Подумаем. Иди пока, сиди у себя безвылазно. Кстати, ключ от его номера прихватила?

- Конечно! – Бируте выдергивает из сумки ключ с брелком-«грушей». – И табличку «Не беспокоить» снаружи повесила. Я что, дура тебе совсем?!

- Не совсем – успокаивает Художник, провожая Бируте к двери.


***

Художник закрыл дверь за посетительницей. Прошел во вторую комнату гостиничного номера, отодвинул большой книжный шкаф возле дивана. Шкаф тихо отъехал на смазанных подшипниках, открывая проход в помещение без окон.

В помещении – несколько ручных телефонных коммутаторов и стойка с магнитофонами. Художник вытянул шнуровую пару, один штекер воткнул в гнездо «27» на девятой линейке, второй вставил в ячейку «Контроль ТК». Затем перевел тумблер магнитофонной стойки в положение «Запись рабочей линии». Вышел и вернул шкаф на прежнее место.

Дверь номера с табличкой "БММТ «Спутник»" Художник закрыл двумя оборотами ключа, сунул его в карман и пошел ковровой дорожкой длинного коридора к лестнице.




Tags: "Жил-был художник один"
Subscribe

  • О войне...

    «Коба, вы совсем перестали писать про события на Украине, так все плохо? Я понимаю, что мы не можем бить первыми, Россия такого не сделает…

  • Жаль только, жить в эту пору прекрасную...

    Вот я бы хотел дожить до дня, когда Россию, наконец, накажут всерьез – перестанут летать транзитом над ее территорией (ок. 55 тыс. рейсов) и…

  • Красота спасет мир

    Как понимаю, по Минскому туристу не высказался уже только ленивый. И этот ленивый – я... Ваш Коба. Ладно, выскажусь. Не удивлюсь, если уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • О войне...

    «Коба, вы совсем перестали писать про события на Украине, так все плохо? Я понимаю, что мы не можем бить первыми, Россия такого не сделает…

  • Жаль только, жить в эту пору прекрасную...

    Вот я бы хотел дожить до дня, когда Россию, наконец, накажут всерьез – перестанут летать транзитом над ее территорией (ок. 55 тыс. рейсов) и…

  • Красота спасет мир

    Как понимаю, по Минскому туристу не высказался уже только ленивый. И этот ленивый – я... Ваш Коба. Ладно, выскажусь. Не удивлюсь, если уже…