koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

"Белогорье"...

Обещал, выкладываю начало рассказа. Кто читал «Чесноки», встретится здесь со знакомыми местами и мотивами.

Как обычно, не спешите строить версии и предположения. Написано на документальной основе. Давным-давно я уже выкладывал тут в журнале подоплеку, а позже решил сделать из нее что-то вроде художественного произведения.

Ваш Коба.



- Ты про перевал Дятлова что-нибудь слышал? – спрашивает Вова, набивая обойму «Стечкина» патронами.

- Что-нибудь – слышал. Группа студентов-туристов на Северном Урале в конце пятидесятых погибла на какой-то горе при загадочных обстоятельствах. Дело было зимой, нашли их позже, у некоторых признаки насильственной смерти. Якобы, чужих следов вокруг лагеря не обнаружено. А причем здесь этот «перевал Дятлова»? Я там не был, а сказок не люблю.

- А я – люблю! – Вова откладывает «Стечкин», блестит глазами, продолжает. – Вот, смотри, какая история! Китайцы запустили свою каучуковую бомбу. У нас в то время были дерьмовые отношения с китайцами, вот они ее и запустили на пакость. Бомба припрыгала по склону, всех поубивала и упрыгнула обратно. Следов нет, взятки гладки.

- Дурацкая какая-то версия – смеюсь я. – И далеко там, прыгать до китайцев.

- Ну, тогда… – Вова закатывает глаза, трет лоб, соображает. – Тогда, например, по-другому. Я читал, там, рядом была могила, погибли давно какие-то местные манси. Это, как у нас тувинцы, только еще страшнее. А в могиле – неисчислимые сокровища их древнего народа. А покойники все это охраняли. Смотрят, эти крадутся. Выскочили, наладили зловещих пинков туристам, и залезли себе обратно. Следов нет, взятки гладки.

- Вот эта – разумнее. Особенно, вспомнить, как у нас в Хакасии и Туве заводятся, если кто-то лезет в курганы…

- Я о том же! – Вова назидательно тычет мне в грудь пальцем. – Короче, прибили их какие-то местные ханыги. Вышли к лагерю ночью, шуганули, эти спросонья кинулись врассыпную. Да хоть бы и драться, разница небольшая. Сам знаешь, как действует группа таких гаденышей. Они сызмальства там все горки знают, бегают на лыжах, хоть сто километров, дыхалка позволяет. Вспомни Кызыл, первую командировку…

Эту командировку я помню, веселая вышла поездка. Самое начало девяностых, почти безвластие, Союз разваливается с треском. А тут, кто-то взялся подогревать местные национальные чувства. Понятно, кто. Но это другая история.

А тогда – мы давили резню, как в Карабахе. Задавили, но в глубине зреть это будет всегда. Нужно несколько поколений, чтобы переломить ненависть к чужаку на земле предков. Даже, если этот чужак пришел к тебе с добром, научил грамоте и дал работу. Советская власть такое умела. А теперь, всем наплевать. А кому-то, даже и выгодно.

Но это, прошлое время. Десять лет, наверное, даже больше. Воды утекло много, я теперь не живу в родном городе. Приехал «на побывку». Заодно, попросили разобраться в одном деле.


***

Есть Красноярское водохранилище. Оно огромное, принято называть «морем». Почти четыреста километров длины по береговой полосе. Глубина, до ста метров местами. Когда строили ГЭС, подняли воду для питания плотины. По существу, это старое русло Енисея, только заполненное почти до краев от самого Абакана.

Под затопление ушли миллионы гектар леса, больше сотни поселков и деревень. Теперь все это на дне. А берега – изрезаны глубокими заливами, где пробили в Енисей свои русла речные притоки. И стоит по берегам вековая тайга, обрываясь корнями в свинцовую воду огромной реки, ставшей по воле человека морем.

Могучее зрелище, когда плывешь этой рекой. Могучее и грозное, если представить на дне такие же громадные, выбеленные водой стволы, что тянут из глубины вверх тысячи крон порыжевшей хвои. А рядом, занесенные илом, церкви с черными крестами вскрытых древних могил.


***

По левому берегу, примерно восемьдесят километров от ГЭС морем в сторону Абакана, есть большой залив.

Называется, Езагаш. Название старинное, здесь впадает в Енисей одноименная речка, нареченная так племенами местных хакасов. Тысячи лет до нас они жили на этой земле и давали свои имена горам и рекам. Енисей – тоже хакасское слово. Означает, «Великая река».

В заливе стоят несколько баз отдыха. Принадлежат очень серьезной организации, связанной с военной промышленностью.

На одну из таких баз дней десять назад заехала большая компания. Попасть сюда можно только по морю, для этого имеется «Восход», судно на подводных крыльях. Серьезная дизельная посудина, тысяча сил в двигателях. Длина, почти тридцать метров, и берет семьдесят пассажиров на борт.

Вот на этом «Восходе» группа и прибыла на базу. Формальный повод – отмечать день рождения одного из сотрудников организации. Вечером, понятно, напились, жарили шашлык, варили уху. Рыбы здесь в заливе навалом, можно черпать шапкой.

Сидели на берегу, орали песни, травили анекдоты. Вокруг тайга в гору, два бревенчатых домика внизу у бухты.

Часа в два ночи сморило, начали расползаться по своим комнатам. Остался один мужик, собирался присмотреть за костром.

Около четырех кто-то из отдыхающих выглянул, привлеченный высоким пламенем на берегу. Тот мужик лежал в кострище без головы. Такая вот детективная история. Милиция возбудила дело. Опросили свидетелей, зафиксировали обстановку на месте происшествия.

А меня попросили проследить, как будут работать по раскрытию. Проследить ненавязчиво, если получится, даже негласно. Потому что, милиция у нас, известно, какая. А владелец базы – организация серьезная.

Такие организации не любят, если нарушают их интересы.


Tags: Белогорье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments