koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

"И бесплатно отряд поскакал на врага…"

Просят какой-нибудь рассказ. А под рукой ничего нет, все в большом компе, он пока сломан. Вот, разыскал один короткий, но будет продолжение…

Ваш Коба.



Сказать, что мы не спим на работе – соврать. Сутки без сна, накручивая по району не одну сотню километров, выдержать трудно. Тем более, ночью кроме нас вообще никого нет. Работаем по всем линиям – проверяем сработавшую сигнализацию, тормозим нарушителей на дорогах, выскакиваем на драки, грабежи и даже семейные скандалы.

Другое дело, спать на маршруте не положено. Заснул, – проворонил вызов дежурного. Или, прозевал уличное преступление. Спросят за такое серьезно, могут и уволить при случае.

Но спать все равно хочется. Три часа ночи, падает снег, безветренно, тепло. Для нас «тепло», это градусов двадцать. Когда справляется одна печка в кабине уазика и не затягивает окна. И можно на полчаса заглушить двигатель, отвалиться на заднее сиденье, шапка под голову.

Водителю хуже, приходится спать впереди, сидя. Тоже ничего не поделать, инструкция. Водитель отвечает за автомобиль, и покидать рабочего места не должен. Работаем вдвоем, на все происшествия старший наряда идет в одиночку.

За это, он спит сзади, на удобном диване. Во всем важна справедливость. И вообще, по Уставу, старший всегда прав, не обсуждается.

Уазик вползает в арку двора возле Речного вокзала. Двор тихий, есть удобный тупичок прямо за баней. Баня здесь хорошая, имеется даже отделение с бассейном. Бывает, сторожа тайком по ночам запускают сюда всякие сомнительные компании.

Поэтому, есть указание – держать на контроле. В прошлом году, например, при ночной проверке, тут задержали убийцу по Всесоюзному розыску. Меня там не было, говорят, мужик сильно сопротивлялся. Жаль, что меня там не было. Тогда бы он сопротивлялся недолго.

В общем, баню нужно проверить. Это не частная лавочка, а комбинат бытовых услуг. Кто-то этого не понимает, пытаются использовать в личных целях. Все равно, как тырить деньги из кармана народа, под лозунгом «Что охраняешь…»

Мне такое не по душе. Получается двойная мораль. Для «своих» – колбаса из-под прилавка. Или, баня в ночное время. А платят за это все остальные. И потом удивляются, что коммунизма еще не настало. А обещали с высокой трибуны к восьмидесятому году.

Если в бане никого, можно вздремнуть прямо здесь, в тупичке за углом.

Сворачиваем за угол. Стоп. Жигули-«шестерка». Выхожу, щупаю капот. Еще теплый. Судя по погоде, – не больше получаса здесь. Значит, в бане гости. У сторожей такой личной машины быть не может. И жильцы дома в этот закуток свой автомобиль тоже не поставят.

Возвращаюсь к двери здания. Здесь есть одна хитрость, я ее знаю. Двери двустворчатые, открывается только правая половинка. Но если аккуратно и сильно нажать на левую несколько раз, может соскочить шпингалет сверху. И все, заходи, нижняя задвижка там давно не работает.

Вхожу. Помещение темное и гулкое. Лестница направо в цокольный этаж. Оттуда слышны голоса, смех, музыка и громкие шлепки по воде в бассейне. Веселье в разгаре, значит.

Спускаюсь. Слева от лестницы двери отдельных номеров. Дальняя дверь – нараспашку, в предбаннике стол, заставленный бутылками с водкой и пивом. Тут же суетится сторож, вертлявый мужичок с наколкой на руке, режет сыр для выгодных клиентов.

Видит меня, приседает от неожиданности с открытым ртом. Улыбаюсь сторожу, маню его пальцем за собой. За углом – бассейн. Там плещутся пятеро, три барышни и двое парней. Немая сцена.

Говорю сторожу:

- Ты здесь кто?

- Ну, это… сторожу.

- Понятно. Отсторожил. Поднимайся наверх, журнал проверки поста – на тумбочку.

Сторож пятится к лестнице, выражение лица испуганное и недовольное. Провожаю его глазами, обращаюсь к оставшимся:

- Будем знакомиться, граждане отдыхающие. Переходим на твердую почву, одеваемся, паспорта, прописка, фамилии, место работы, цель визита, прочие формальности. А потом, придется проехать.

В бассейне возмущенно гудят. Наверх выбирается крепкий пьяноватый парнишка примерно моего возраста, говорит:

- Отойдем, старшой. Девки все равно не вылезут, пока ты смотришь. Они, понимаешь, не очень одеты. А бежать отсюда некуда, и одежда с документами в раздевалке у всех.

В предбаннике он продолжает:

- В общем, старшой, давай так. Ты ничего не видел, – и с меня пара пузырей водки. Ну, могу еще палкой сервелата сверху придавить, не жадный. А хочешь, оставайся тут, день рождения у меня. Светка, кстати, свободна, можем покувыркаться вместе.

- Это какая, Светка? – заинтересованно спрашиваю я.

- Рыженькая такая, хочешь, позову, сам посмотришь. – С готовностью отзывается он.

- Не, я рыжих не люблю. Давай по-другому решим. Быстренько собираемся, паспорта в зубы, выходим на построение к машине.

- Значит, на принцип гонишь? – Он злорадно ухмыляется, заканчивает мысль. – Гляди, старшой, не туда зубы скалишь. Ты завтра сам прибежишь, просить будешь. Только, поезда все уйдут. И погоны слетят. И пойдешь в народное хозяйство, горбатить за пайку серого и трудодни.

- Ты, что ли, организуешь?

- Хоть бы я. А хоть бы, найдется, кто твоему начальству в кабинет позвонит. И будет потом бледный вид и макаронная походка.

- Ну, это потом. А сейчас, пять минут на сборы всем колхозом. Не уложитесь, вызову вторую машину, упакуем как есть.


***

Возле нашего уазика мой грозный оппонент включает вторую серию.

- Мы в этом гадюшнике не обязаны ехать! И вообще, не обязаны ехать никуда. Из бани ушли, а дальше – вольные казаки. У нас машина своя, мы ничего не нарушаем.

- Вы задержаны в административном порядке. За пьянку и нахождение на территории охраняемого объекта ночью. На своей машине двигаться не имеете права по той же причине. Не согласны, – обжалуете потом у прокурора.

- Да плевать мне на тебя и прокурора!.. – Он разворачивается и направляется к своим «Жигулям».

Догоняю, останавливаю за рукав. Говорю:

- От управления автомобилем в нетрезвом виде – отстраняю! Ключи – сдать!

- Отвали, недоумок! – он пытается резко вырвать руку, потом бьет ногой.

Шагаю навстречу, подсекаю опорную ногу, бросаю через бедро с захватом руки и туловища. На земле заламываю руку на болевой, рывком поднимаю, тащу к уазику силой.


***

Утром в каптерке у старшины пришиваю погон. Когда сажал этого типа в машину, включился его приятель, пришлось успокаивать обоих.

Заглядывает командир взвода, говорит:

- Ты здесь? Знаешь, кого ночью повязал? Там один – завотделом горкома комсомола. И остальные, тоже оттуда. Сейчас пишут заявления, утверждают, что их избили. В общем, вони будет, готовься…



Tags: "Бесплатный отряд"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments