?

Log in

No account? Create an account

Наше время такое - живем от борьбы до борьбы...


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
"Чесноки"...
моня2
koba_sam
«Коба, у вас есть еще рассказы об ОМОНе? Ну, такие, чтобы с перестрелками и мордобоем, как там и положено)))».

Я человек мирный, перестрелок и мордобоя не жалую. Да и ОМОН – организация интеллектуальная, не верьте глупым слухам…

Ваш Коба.



Не люблю резкие запахи. Даже не так. Резкий запах может здорово испортить мне настроение. Не знаю, как другие люди справляются с этим. Подозреваю, многие все-таки справляются. Особенно, если женщины. Идет, и пахнет. И думает, наверное, что всем вокруг нравится.

Кто хозяин этой машины, мне неизвестно. Пахнет здесь, будто вылили на пол флакон одеколона. И везде развешаны всякие брелки-«вонючки», что по недоразумению называют «освежителями воздуха». Поубивал бы, и кто продает, и кто покупает.
Собираю в салоне брелки, выбрасываю в кювет на дорогу. Ксюха неодобрительно крутит головой:

- А что хозяину потом скажем?

- Скажем, что он баран. Мне тут сутками сидеть, с больной башкой не собираюсь. И вообще – не мы брали, не нам возвращать.

Ксюха с недовольным видом садится в машину. Ей, видимо, нравится, если вот так пахнет. А мне не нравится, и молчать не буду.


***

Кафе на Верхней Бирюсе, восемьдесят шестой километр трассы от Красноярска. Дальше – затяжной подъем на перевал, красота тайги, величие горных хребтов Саяна у горизонта.

Торможу на стоянке, оставляю приоткрытыми передние окна, жара, середина августа. В машине электрические стеклоподъемники, придумают же эти буржуи.

Народу в кафе много, здесь останавливаются перекусить и легковухи, и «дальнобойщики», путь в Абакан неблизкий. Автобусы тормозят тоже, эти – воспользоваться туалетом и на перекур.

Ксюха говорит подавальщице:

- Девять пирожков с капустой, три беляша, три стакана кофе.

Делаю страшные глаза, перебиваю:

- Ты чего, я лишний стакан не выпью!

На улице отчитываю Ксюху:

- Дура, что ли? А если из кафе «утечки»?

- Ну, не подумала. Сам дурак, не смей обзываться, Тухлый!


***

«Форд-Скорпио» не машина, а дерьмо. Тяжелый, валкий в поворотах, слабый двигатель. Идем в перевал на второй передаче, скорость едва за семьдесят. Переключиться выше нельзя, сразу сдыхает, как будто держат за хвост. Будь у меня деньги, такой бы никогда не купил. Два предыдущих дня мы катались на «Хонде Сивик». Резвая машинка, не в пример этому.

С заднего сиденья из-под камуфляжной сетки подает голос Серега:

- Рядом есть кто? Вылезти на время из этого крематория охота.

- Вылезай, только в окнах не светись.

- Ты найди где-нибудь дорожку в лес, ноги деревянные уже. И пожрать еще. Сами-то пожрали, рожи масляные…


***

Стоим в перелеске недалеко от дороги, доедаем оставшиеся пирожки. Едим вдвоем, Ксюха отказалась. Говорит: «Соблюдаю фигуру». Пускай соблюдает, нам больше достанется.

Спрашиваю:

- Ты у кафе все машины записала?

- Ну, все. А чего?

- Там «шестерка» красная была. Посмотри по старым записям, номерок знакомый. Где-то видели уже, определенно.

- У нас этих «шестерок»… – Ксюха листает блокнот назад, водит пальцем по строчкам. – Была, точно, 67-22! В среду, полчетвертого дня, на «Тайге», возле вагончика. Стояла в сторону Красноярска. А теперь, наоборот, в попутном направлении, на Абакан. Похоже, ездили из района по делам, теперь возвращаются.

- Возможно, так. Они стартовали от кафе раньше нас. Два парня в машине. Уехали не спеша, может, нагоним еще по дороге.

Серега деловито приседает, потом прыгает, «разгоняет кровь». Ему на заднем сиденье под маскировочной сеткой в такую жару – не сахар. Ноги не вытянуть и автоматы мешают.


***

На трассе этим летом пропало три машины с транзитными номерами. Исчезли вместе с хозяевами, на перегоне из Красноярска. Машины куплены на барахолке в краевом центре жителями Абакана и Минусинска. Домой не вернулись, родственники заявили о пропаже без вести.

Месяц назад в русле реки Пашенка, Балахтинский район, 136 километр от Красноярска, найдены два разложившихся и поеденных рыбами трупа. Экспертиза установила – муж и жена Савельевы, смерть наступила от удушения и черепно-мозговых травм. Душили веревкой и били камнями по голове.

Дело переквалифицировали, объединили с другими эпизодами исчезновения людей и транспорта в этом районе. Основная версия – действует организованная группа, отслеживают транзитные машины с целью присвоения, хозяев убивают и прикапывают в лесу. Места таежные, сверни с основной трассы, – и сто лет уже после не отыскать, разве только случайно.

Как выбирают жертвы? А черт его знает, вариантов много. Возможно, есть информаторы прямо на барахолке. При оформлении документов фиксируют место прописки, выбирают иногородних из Хакасии. А может, просто отслеживают транзитников на дороге, ищут подходящую марку машины. Или, нападают на стоянках и ночевках – не все любят ехать по темноте, четыреста километров между городами.

Розыск банды ведется разными оперативными методами. Неделю назад принято решение использовать вариант «машины-ловушки». Чтобы не примелькалось, автомобили меняют через каждые три дня. По указанию начальника управления операция строго засекречена, сформировано две группы захвата. Подбор и комплектование экипажей поручено командиру ОМОНа.

Вот, едем. Работаем по двое суток, потом меняемся, отдыхаем. Труднее всего с женщинами. В смысле, в отряде их нет, не предусмотрено. Подобрали двоих в «наружке», там бывают задачи, сходные с этой. Кроме того, «грузчицы» умеют играть на публику, жить в чужой роли.

Задача – сыграть обычную семейную пару. Новая машина, получили «транзиты», возвращаемся домой неспешно, радуемся природе и покупке. Для возможной проверки на постах ГАИ – имеются документы прикрытия, подлинные паспорта на чужие фамилии. Гаишники тоже под подозрением, они могут приторговывать информацией или «сливать» ее друзьям и знакомым.

Третьего члена экипажа видеть не должен никто. Нападать на троих, – вероятность сильно снижается. А у нас – фактор неожиданности. На бандитах висит не один труп, по-хорошему такие ребята сдаваться не станут.


***

Красная «шестерка» стоит в лесополосе слева по ходу нашего движения, сразу после стелы «Балахтинский район». Номер 67-22, та самая. Проезжаем мимо, делаем вид, не обратили внимания.

Сергей с заднего сиденья спрашивает:

- Слева? А зачем, как думаешь?

- Если встать по ходу, будет бросаться в глаза. Мало ли, всякие сердобольные едут, остановятся, поинтересуются. Или просто номер запомнят и рожи срисуют. А так, съехали люди в лес – может, грибники или шашлык жарят. И номер не видно, если только специально смотреть.

- Есть логика, согласен. В любом раскладе, три встречи за два дня – вряд ли случайность.

- Да они это! – перебивает Ксюха. – Еще в кафе смотрели, как липким языком по спине. У меня глаз проверенный, чужой интерес просекаю.

- Джинсы в обтяжку нацепила, вот и «лижут» по спине. И пониже, кстати, тоже… – ржет Серега сзади.







Метки:


  • 1
Нормально. Наполеон тоже не знал, думал, Европа...

Ваш Коба.

Ну, "что русскому хорошо..." Я по этим дорогам годами под 250 км/ч нарезал, ничо, живой.

Ваш Коба.

  • 1