koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

Швейцар из Швейцарии (продолжение пятое)...

Странные люди в этой Прибалтике...

Ваш Коба.



Самолет в Ригу приходит под вечер. На стоянке возле аэровокзала садимся в такси, трястись автобусом в нашем положении несолидно. Мало ли, вполне могут наблюдать со стороны, Кирилла Сергеича они знают в лицо.

Несколько дней назад был телефонный разговор с Лаймонисом. Нас ждут, но точная дата прилета неизвестна. Тем не менее, лучше играть роль без фальши, неожиданности в таких делах не нужны.

Гостиница «Турист» в Пардаугаве, за мостом. Кирилл Сергеевич провожает глазами прогулочный речной трамвай внизу, говорит желчно:

- Эх, утону я в Западной Двине…

- …но обо мне товарищи заплачут! – отзывается веселый таксист.


***

В дверь номера стучат. Заселились мы минут пятнадцать назад, только успели заполнить «Карточки гостя» и подняться на десятый этаж. Поселяют сюда через бронь ВЦСПС и разных других солидных организаций. Хотя, наверное, есть и всякие хитрые лазейки, а то и просто – за серьезную взятку администратору.

В дверях – молодой парень, лет на пять старше меня. Одет в кожаный пиджак, фирменные джинсы, кроссовки. Модная сумка, длинные волосы. Типичный фарцовщик, такие вьются в любых гостиницах, где есть иностранцы.

- Привет честной компании… – парень оттесняет меня плечом, кивает на дверь за спину, вытягивает из внутреннего кармана красную книжечку. Читаю: «Рижский уголовный розыск…»

Садимся вокруг журнального столика. Парень расстегивает сумку, говорит:

- Значит, займемся. Вот деньги. Разложены двумя суммами, чтобы не пересчитывать и пальцами лишний раз не лапать. В одной, семь тысяч ровно, это пойдет в счет погашения долга. В другой, три тысячи рублей, сотенными купюрами. Крупными, проще на кармане. Это для игры.

Все купюры подлинные, обработаны специальным составом. Глазом не видно, бояться нечего.

- Может, стоило все-таки поддельные положить?.. – тут же пугается Кирилл Сергеич. – А то, знаете, мало ли что…

- Меня, кстати, зовут Айвар. – Парень улыбается, продолжает – «мало ли что», если они обнаружат фальшивые. Тогда, определенно, будут проблемы. Думаю, вам хотелось бы уехать отсюда живым.

- Конечно-конечно! – еще больше пугается Кирилл Сергеич. – Это, знаете, даже не обсуждается!

- Надеюсь, курите? – Айвар достает «Кэмел», протягивает Кириллу Сергеичу. – Впрочем, неважно. Эта пачка должна быть у вас в кармане всегда. Первый ряд сигарет – обычные, можно курить или угощать, если попросят. Но раньше времени это делать запрещается.

Работает так. На катране, как только ваши деньги пошли в игру, нужно достать из этого ряда любую сигарету. Включается передатчик внутри пачки – и мы знаем, пора брать с поличным.

Ваша задача – рассчитаться по долгу, передать портфель и внести в игру меченые купюры. Затем, активировать радиомаяк и все. Ведите себя свободно, раскованно, больше шутите. Показывайте, что поймали кураж, намерены славно оттянуться в обществе подобных, рассчитываете на выигрыш и поддержание полезных контактов.

Теперь, о вашем сопровождающем. – Айвар показывает на меня. – Почему вы привезли его сюда? Во-первых, на кармане крупная сумма, – для безопасности в пути. Во-вторых, надеетесь сорвать куш, а новым друзьям не очень пока доверяете. В-третьих, именно он по вашему поручению достал портфель из тайника.

Мы не исключаем, вас попытаются проверить, расспросить обстоятельства получения портфеля. Тогда, кивайте на товарища, пусть уточняют детали у него. А вы там не были, отираться ночью по заколоченным комнатам – задача не вашего уровня.

В общем, не забывайте подчеркивать свой высокий социальный статус, руководящее положение. Вы приехали весело и с пользой провести время, но вырвались буквально на пару дней. Главное для вас – погасить долг чести и отыграться, если улыбнется удача.

- Да… – отзывается Кирилл Сергеич плаксивым голосом – это вы правильно сейчас вот подметили: «если улыбнется удача». В жизни больше не сяду играть, лишь бы из этого дерьма теперь выпутаться еще…

- Не зарекайтесь, не зарекайтесь… – усмехается Айвар. – И мысли вам нужны теперь о другом, а посыпать голову пеплом – преждевременно. Новые ваши друзья – хорошо «читают» по лицам. Поэтому, как в покере – прикупили до «тройки», а блеф заряжаете, будто четыре туза и семерка пик в рукаве.

И еще. В Западной Двине утонуть нетрудно, если язык помелом. Вокруг всегда люди. А у людей – уши. Настоятельно рекомендую думать, а говорить после. Иначе, мы можем не успеть, и ваши новые друзья попросту свернут вам шею.


***

В кафе, которое рядом с номером, тут же на десятом, Айвар говорит мне:

- Ты этого лопуха далеко от себя не отпускай. Он размазня, по портрету видно. А группа у нас – серьезней некуда. Мы уже поработали, там ребятишки темные, заигрались. Будем брать, без шухера не обойдется.

- А я в эти дела вписываюсь?

- Твоя задача – плотно пасти лопуха. Не дай Бог, – за такие деньги голову снимут. На катран тебя не пустят, это исключено. Они зашифровались, меняют адреса, страхуются сильно. Серьезная группа, говорю же тебе. Там еще много интересного всплывет, когда разматывать будем.

- Жалко, если не вписываюсь брать. Через всю страну, и слетал бес толку.

- У тебя – самостоятельная задача. Они могут любой фортель изобразить. Кстати, номер у вас «зататьяненый», имей это сразу в виду.

- В смысле?

- В смысле, в номере «прослушка», мало ли что. И телефон, естественно, тоже «висит». Звонить будете завтра, Лаймонис укажет место встречи. Не дергайся, мы услышим по параллели. Больше пересекаться не будем, береженого Бог бережет.


***

Назавтра Лаймонис назначил встречу прямо у нас в гостинице, ресторан второго этажа, к вечеру. Там есть отдельные кабинки в общем зале. Народу много, начинается сезон, в Латвию валят со всего Союза и даже из-за границы.

В кабинке Лаймонис ужинает с Кириллом Сергеичем, обсуждают дела приватно. Я сижу поблизости, за стойкой бара. Рядом уселся подручный Лаймониса, назвался Виктором. Треплет языком, внимательно меня при этом разглядывая:

- …Я вот еще в детстве задумался, а почему в картежной колоде король – не главный, а главный там – туз? А потом уже понял, король зависит от своего окружения. Захотят – отравят. – Он подмигивает, ухмыляется. – Ну, «Три мушкетера» помнишь? Так и здесь, туз – это такой серый кардинал, он всегда прячется в тени. Зачем ему светиться? – власть и деньги главное, а слава нужна только глупым. Будут деньги, остальное – купим.

Нужно подыгрывать. Говорю:

- Так-то верно. А чего они вдруг захотят его отравить?

- Не помнишь ты «Трех мушкетеров» – смеется он. – Как, зачем? Скучно потому что жить, если нет интриги. Прикинь, жрёшь ты от пуза, все у тебя есть – тачка там, клевое шмотье, выпивка, девочки. И что делать, к чему стремиться? Тогда, нужно повоевать, растрясти эту малину. Вот, взял, отравил кого-нибудь, и все забегали, заволновались, стали друг друга подозревать. А ты сидишь, думаешь: «Вот и славненько, деритесь, – мне больше потом достанется».

Вот, например, у них в Америке. Там все так и устроено. У богатеев денег – помойка. Чтобы друг друга не поубивали, законов только всяких понаписано в книгах. И все делают вид, что эти законы соблюдают. А за спиной – готовы нож сзади воткнуть.

Капитализм, потому что, каждый грызет каждого. Это нормальное дело, я тебе так скажу. Чтобы не расслаблялись, чтобы смысл жизни не пропадал.

А то, как у нас: все ползают сонными мухами, одеты по-колхозному, тачки одинаковые, соцсоревнование, кто дальше мешок картошки через забор овощебазы метнет. Колбасы нормальной, сыру там, кофе – побегаешь достать.

Конечно, когда монета в кармане живет, и у нас можно крутиться неплохо. Но это, согласись, не жизнь: для тёлки банальную шоколадку и пузырь «Токайского» надо по всему городу с заднего крыльца загружать. Я уже молчу, какую-нибудь дубленку если!

Так и вся жизнь пройдет, по блатным подсобкам обжиматься, завмагов окучивать четвертным на лапу сверху…

На эти темы он, видимо, готов трепаться часами. Решаю вернуть его ближе к предмету моего интереса:

- А Лаймонис ваш, получается, туз?

- Лаймонис – отдельная тема, у него голова – побольше другого Дома советов. Думаешь, он просто «катает», «шаровой» местного пошиба, потрошит командированных жучков и толстомясый курортный сброд?

Плохо ты думаешь о Лаймонисе тогда, сибирский валенок. – Он покровительственно хлопает меня по плечу. – Не обижайся, сибиряков мы любим. У них с монетой нормально, длинные северные рубли морозно звенят. И обламываются по деньгам просто, без экстаза и театральных трагедий.

Деньги должны крутиться, любой деловой гешефтмахер об этом знает.

Вот Лаймонис и гребет к рукам всяких цеховиков, что сидят пока на кубышках. Берет, например, в долю на карточный выигрыш такого сытенького чудилу. Попросту, «катает» на его бабки из расчета пятнадцать процентов себе потом с прибыли отстегнуть. Или двадцать процентов, как договоримся вперед.

Вот мы по таким контактам и ездим. У меня трое парней еще толковых на подхвате, пара борцов и боксер с рижского «Динамо».

Лаймонис говорит, куда нужно ехать. Мы подъезжаем, предлагаем обсудить наши условия, рисуем всякие горизонты.

Врубаешься, работа щекотливая, цеховики – прожженные пуганые бобры, на кривой козе не объедешь. Могут, в принципе, и в ментовку слить, и в «контору» даже зарядить, с этих станется, крученые твари...

Но такое, если пережать гайку на резьбе совсем. А мы, разъясняем культурно, даем перспективы, грузим гарантии. Если такой бобёр уловил свой гешефт, он тебе сам в три раза потом сумму предложит.

Тут основное, сработать на доверии, на гарантиях и на честном имени. Вот Лаймонис как раз – такая гарантия и есть. Его в деловой среде многие уже знают. А кто не знает сегодня лично, от умных людей наслышан. Секут, что слово свое человек держит. Значит, можно доверить монету в работу, в рост.

У нас, ты сам понимаешь, за одну ночь можно на столе втрое поднять. А если сядут «катать» по-крупному, да в сезон, тогда и в сам-десять – не заржавеет.

Главное, чтобы в банке – живая «капуста» или обеспеченные надежным словом долговые расписки.

Тут мы опять Лаймонису в помощь. Например, кто-то не отдает, не «кашляет по долгу», как условлено было. Тогда мы подъедем, убедительно объясним, обозначим крайние сроки. Ну, сечёшь, как это делается в нашей среде…

Я уверенно киваю. Роль вышибалы – моя основная задача. Как эту роль сыграть, мне вполне понятно.

- Вот, скажем, твой подопечный – он тычет большим пальцем через плечо в сторону укромной кабинки. – Упорол папаша косяк, но его пока простили. Поскольку впервые, и не юлил, не метал икру, а взялся отработать с процентом. Так бы, конечно, жестко решили, сломали дядю в назидание общественному мнению, чтоб другим неповадно было. И ты бы, извини, не помог, долг – это святое, покрывать должника не в понятиях нигде.

Тебя бы ломать не стали, ты за деньги работаешь, благородное дело. Разъяснили бы конкретно, ты и сам бычиться не полез, отошел бы в сторону. Ну, если не дурак, понятно.

Но ты, думаю, не дурак. Да и тема закрылась, твой пациент прогнулся под законные требования, признал косяк и поручился загладить с привесом. Мир-дружба-жвачка.

Он снова хлопает меня по плечу, уже вполне по-дружески.

- В общем, у больших тузов свои планы, а у нас – делить пока нечего. Сейчас варьете будет, тёлочки по стандарту, под самые козырные пожелания. Могу потом с какой признакомить, если уже не расписана в обязательной программе ночных скачек на мягких подушках. Ты как сам насчет подушек, это дело для себя уважаешь?

Делаю мечтательное лицо, энергично киваю. Хотя…

- Слушай, не выйдет, наверное, сегодня. Они же играть сейчас поползут, мне положено при боссе, мало ли там чего.

- А – чего? – Он улыбается по-свойски. – Все, чего могло, уже не случилось. А на катран тебе все равно хода нет, там только свои: «бондарь», прислуга и «каталы», замазанные в теме. На катране волос лишний с человека не упадет, железное правило нашей гостеприимной Прибалтийской земли.

Учитывай, мы тут почти заграница, обязаны держать торговую марку. Кто сюда потом поедет играть, если на катранах непонятки включают? Это тебе не Сочи, там могут и «обуть на куклу», и на пику сходу нахлобучить, горячий народ, дети гор потому что.

А мы – цивилизация, советская Швейцария, витрина социалистического образа жизни. Но корни свои латышские не забываем, еще отцы у многих в купцах служили, дух того времени в мозгах живет…

Мне остается пожать плечами. Что поделать, если такие условия установлены у хозяев. Нельзя, так нельзя.

Айвар был прав, на катран они меня не пустят.

А где служили ваши отцы, мы тоже не забываем. В купцах – у немногих. Остальные – в батраках, безземельных крестьянах за мелкие гроши. А некоторые, вовсе в полицаях и «лесных братьях». Это мы знаем, историю изучали, фильмы смотрели.

Странные люди в этой Прибалтике – живут, как сыр в масле. А сыра им все равно не хватает…




Tags: Швейцар из Ш.
Subscribe

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…