koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Швейцар из Швейцарии (продолжение второе)...

Как-то все пока непонятно...

Ваш Коба.



- Ты зря выбрал в молчанку играть – говорит Бонапарт задержанному через час уже в кабинете.

Этот час мы потратили, чтобы дотащить мужика до райотдела, а потом изучить содержимое портфеля. Пока изучали, задержанный сидел в дежурке. Но еще по дороге в отдел заявил, что говорить ничего не будет.

Теперь он явно успокоился, освоился в новой ситуации и ведет себя вызывающе. Я привел его снизу сюда на второй этаж. Он без предложения уселся на стул, ухмыляется, демонстративно разминает запястья, намекая, что давят наручники. Похоже, подготовил какую-то версию, и будет пытаться выкрутить дело в свою пользу.

- А я уже передумал… – мужик недобро улыбается Бонапарту, потом оглядывается на меня. – Я поначалу трухнул, на измену подсел. Решил, чужого пытаетесь мне грузануть. Но теперь-то разобрался, понял, нормальные же опера, только попутали концы, дулю с кукишем в темную поменяли.

А было, короче, так. Шел я из гостей пешедралом, автобусов не было уже. Засиделся, чай с баранками, все дела. У женщины сидел, адрес-имя не скажу, дело личное, впутывать не хочу. Не пили, кстати, только закусывали и телевизор глядели. Еще фильм показывали после «Времени», с Мироновым, соломенные шляпки там, водевиль нудный какой-то, короче.

Ну, и домой после пошел. Автобусов-то нет, говорю же. А идти недалеко, можно и пешком. Вот, иду. Смотрю, кошка за углом сидит. Такая, приличного вида, сбежала, наверное, от хозяев. А я кошек люблю, страшное дело! С детства еще люблю по доброте, всегда кошаков дома держал. Дай, – думаю, – заберу к себе, чего животному на улице, пропадет же кошара…

Короче, забрал, сунул за пазуху, дальше себе иду. Тут, какая-то подворотня на пути. Ну, кошак вдруг и ломанись туда в темноту. Я – за ним. Жалко кошака, привык уже, что мой теперь будет. А он – на леса и в окно открытое сиганул. Я тоже туда, дело на принцип, не люблю отступать, если такое творят.

А там дырка в стене была. Кошак в дырку, я давай там руками сослепу шерудить. Ухватил что-то, потянул. Оказалось, какой-то портфель, не знаю, откуда он там.

Тут орут сзади: «Руки вверх, стрелять буду!» Я перетрухал, решил – бандиты вокруг! Схватил ломик защищаться, он на полу случайно лежал. Вот и все, остальное вы и так знаете.

- А кошка, значит, убежала? – сочувственно спрашивает Бонапарт.

- Убежала, прикинь, начальник… – задержанный огорченно цокает языком. – Веришь, до сих пор жалко, хороший был кошак, холеный, хозяйский.

- Верю. – Бонапарт одобрительно кивает и даже показывает большой палец, высоко оценивая рассказ. – Я вообще верю людям, работа такая, без веры у нас нельзя. Я, как тебя увидал, сразу проникся доверием навсегда. Парень ты сообразительный, с головой дружишь. Не зря, видать, университеты кончал, партаки на руках грамотно набиты, всю твою историю хозяйскую выдают.

Теперь уже я тебе расскажу. И ты мне тоже поверь, не возьми за труд.

Даже не стану, что кошачью шерсть любая экспертиза на твоем свитере найдет сразу. Или, не найдет. Глупо строить такой вариант, кошачья шерсть – не доказательство в нашем случае совсем. Если не найдем, прокурору все равно не аргумент – тебя по «сотке» закрыть. Ты это понимаешь, потому и доволен собой сейчас.

Беда в другом, и шерсть не влияет. Позавчера ночью в том здании ты уже был. Тебя там видели, и свидетели готовы подтвердить. А здание – на ремонте, закрытое стоит. Значит, случайно зайти не мог. Случайно два стекла в окне стеклорезом не вырезают. И свидетели подтвердят, что резал и выдавливал именно ты.

А в сумке, которая теперь в дежурке, тот самый стеклорез и лежит. Попробуй кому-нибудь доказать, что прихватил заранее инструмент на случай, – вдруг, какая-то бродячая кошка в окно сиганет.

Остается одно – тереть по ушам, что сумка тоже чужая была. Но если на стеклорезе твои отпечатки, – отмазка не канает никак. И вообще, парень ты неглупый на первый взгляд. Задай себе вопрос: что делали сыскари ночью в хате? Они ждали тебя. Потому что тебя заранее кто-то слил.

И первый умысел, таким образом, налицо, как досадный, но очевидный неоспоримый факт – подготовка места преступления.

Имеем и вторую печаль. Домик этот принадлежит государству. И любое имущество внутри – сам понимаешь, кому. Вот только пока не врубаешься еще, что там было в портфеле…

Бонапарт многозначительно демонстрирует портфель, приоткрыв дверцу сейфа, продолжает:

- В целом, тянет на тайное завладение ценным государственным имуществом, с предварительной подготовкой и применением специальных технических средств и орудий взлома. А фигурант у нас – ранее неоднократно судимый. И даже в контексте неважно, за какие заслуги раньше судим.

Важно, что прокурор при таком раскладе подмахнет на тебя документ со свистом. А суд – арестует для проведения следственных процедур, предусмотренных законом, на месяц. И за этот месяц тебе сошьют добротное дело, с учетом былых заслуг и рецидивных факторов, лет примерно на десять. А может, и больше, как еще повезет.

И теперь, в свете решений судьбоносного Двадцать пятого съезда КПСС, предлагаю трезво оценить для себя перспективу грядущих трудовых пятилеток. Выйдешь, когда уже песок сыпаться из одного места будет. Оно тебе надо? А пока, эту картину ты себе грамотно рисуешь в судьбу.

Есть предложение. Ты нам сливаешь, кто навел тебя на тайник. Кто указал, что посулил и в каком месте у вас назначена встреча? Баек не нужно, шутки кончились, истории про кошек оставь бабушкам на скамейке.

Альтернатива: или – радостно прёшь паровозом в Колымский край на лесосеку сучкорубом за чужие грехи, или – сдаешь организатора и мы подумаем, как тебе отскочить. Тем более что госкража – профиль явно не твой. Иначе, и версию достоверную сразу бы задвинул, и стеклорез выкинул, не таскал про запас.

Кстати, чай будешь? С баранками, как тебе нравится…

Задержанный перестал улыбаться, угрюмо молчит, разглядывает браслеты наручников. После долгой паузы говорит:

- Значит, слушай сюда, старшой. Сучкорубом – не в масть, я в мужиках не ходил, в повязку «СВП» на зоне сморкался, с кумом не дружил. Но чужого брать на душу не хочу, не комсомолец, повышенные соцобязательства тащить.

По раскладу – так. Завладение мне вписать не выйдет, вы меня взяли рано, присвоить не успел. Я, может, посмотреть только хотел, что за портфель, все дела. Посмотрел бы, да и обратно положил. Так что, облом на этом крючке, не пристегнуть.

Проникновение – да, тут отбрехаться сложно. А я и не стану, залез без преступного умысла, не имея цели обогащения. За разбитое стекло готов возместить. Дадут, с учетом багажа, года полтора и то если.

Но мне сейчас и такое – «в лом». Я жениться собрался, да «воздуха» мало. Деньги, короче, нужны. Вот и вписался в блудняк. Давай, баш на баш. Я тебе – кто заказал, ты мне – вчистую или «условку» на крайняк.

- Нормальный разговор – Бонапарт деловито подтягивает по столу блокнот, берет ручку записывать. – Вчистую не выйдет, сам виноват. На хате был, портфель брал, на вознаграждение рассчитывал. Но условный срок будем просить и чистосердечное оформим. Обещаю, слово офицера. И еще на свадьбу потом позовешь, я твою жену научу, как тебя дурака в узде держать.

- Вот же ты сволочь! – говорит задержанный восхищенно. – Учат же где-то вас, гадов, без мыла в дырку пролезть. Не приглашу, у меня в мильтонах друзей нет. Короче, записывай себе.

Зовут его Кирилл Сергеич, научный сотрудник какой-то из института в Академгородке. Я там железо им разгружал, трубы всякие привезли. А этот бегал, командовал, куда заносить. Потом говорит: «Тебе, вижу, деньги сильно нужны».

Ну, понятно, нужны. Вот он про тайник и рассказал. Сам, конечно, не полезет, кишка тонка. Интеллигенция, всегда чужими руками. Обещал двести рублей, когда портфель принесу. Полтинник я с него слупил вперед, как подъемные чтобы.

По срокам не обсуждали, он сказал: «Понимаю, дело требует подготовки, не торопись. Лучше – дольше, да в масть». Картежник, наверное, все они в этих институтах такие.

Короче, могу его показать. А можете сами, он телефон свой дал. Внутренний телефон, с вахты позвонить, сразу и выйдет. Записывай, я на память помню…


***

Бонапарт уводит задержанного в КПЗ, возвращается, говорит мне:

- Вот, блин, дельце! Теперь этого Сергеича трясти, что он в том портфеле забыл…

- Ну да, потому и поручил. Не боялся, что сбежит.

В портфеле ничего интересного нет. Несколько газет, толстая общая тетрадь в клеточку с какими-то записями чернилами от руки. Еще кисет, в котором старый почерневший ключ на короткой цепочке из металлических шариков.

Мы уже на десять раз перетряхнули этот портфель. Ничего ценного. Зачем он лежал в тайнике, непонятно.


Tags: Швейцар из Ш.
Subscribe

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments