koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Станция метро "Зеледеево" (часть четырнадцатая)...

Последнее продолжение.

Ваш Коба.



Полпятого утра. Уазик на точке, восточная оконечность деревни, вплотную к лесу. Сто метров дальше – деревянный мостик через речку Малый Кемчуг. Фары погашены, двигатель на холостых оборотах.
Выходим размяться с дороги.

- Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые – декламирует Саша с выражением – видишь, Луна красная, к ветру со снегом.

- Это и без Тютчева ясно, достаточно глянуть прогноз.

- Скучный ты человек, Флинт… – Саша делает постное лицо. – Тебе чужды прекрасные порывы. Ты не прогнозы гляди, а по сторонам света. Угрюмый лес стоит вокруг стеной. Стоит, задумался и ждет…

- Мы что, поменялись ролями?

- Нет, я просто стал понимать, откуда берутся такие, как Ряпов. Здесь поневоле делаешься поэтом, окружающая природа располагает. И, если не занят созидательным трудом на ниве сельского хозяйства, неизбежно потянет в лицедеи.

- Ряпов, между прочим, вывел нас на Соковчука.

- Ряпов, между прочим, сделал это совершенно случайно. Да, в силу определенных качеств и свойств личности. Но в целом, стечением событий и факторов, на которые не мог оказывать изменяющего влияния. Это объективно и вряд ли можно оспорить.

Вот сейчас ты – стоишь тут, а хотел бы – на два километра западнее, где будут крутить ласты Казимиру. И как можешь повлиять на эти объективные факторы и обстоятельства? Рявкнул: «Слушаюсь!» и попёр четко исполнять категорический императив руководства.

- Мы – другое дело. У нас – дисциплина и рациональный подход к делу. Мало ли, «хотелось бы». Выполняем боевую задачу. А что запятили в эту дыру, здесь тоже дорога есть. Пусть, никуда не ведет, по просеке утыкается в «железку». Но перекрыть обязаны всё, ты сам понимаешь не хуже.

- А никто не спорит, о том и речь.

Холодно. Ветер начинает бросать ледяную крупу. Возвращаемся в машину пить кофе с бутербродами. Рассвет часа через два, ночи уже длинные, октябрь, зима.


***

В семь пятнадцать утра связист транслирует вслух сообщение по рации:

- «Грузчики» передают «Первому»: «В адрес поступили две бандероли, мягкая и жесткая, обе левые». «Первый» отвечает: «Перейдите на крытый грузовой склад».

В переводе со сленга: «В дом Казимира вошли двое, мужчина и женщина, раньше здесь не фиксировались». И ответ: «Перейдите на шифрованный канал связи для уточнения информации».

- Началось в колхозе утро!.. – наш прикомандированный «семерочник» азартно блестит глазами – Сейчас бы «на передок», не здесь сопли жевать!

- Отставить жевать сопли! – Саша наставительно грозит пальцем, продолжает – Лучше, из опыта, прикинь ситуацию в динамике.

- Ничего хорошего, из опыта. Если не местные, значит,
с утренней электрички. Сейчас сядут чаи с баранками гонять до обеда и объект в лес не выйдет. А там, товарищ капитан, сами понимаете: «Льет ли теплый дождь, падает ли снег, я в подъезде против дома твоего стою…»

- Веселая песенка… – Саша досадливо хмыкает – Будем надеяться, певец из тебя хреновый.


***

Минут через двадцать связист дублирует вновь:

- «Первый» передает: «Семафор на зеленом. Бандероли вернулись отправителю».

Судя по сообщению, Казимир выпроводил гостей и вышел в лес. Саша берется за трубку телефона ЗАС, нужно прояснить ситуацию.

Спустя минуту, говорит мне:

- Силуянов пояснил, приходили местные, какая-то Клавдия. У нее муж развозит дрова по дворам, работает на тракторе. Видимо, об этом и шел разговор, Соковчук показывал на выходе рукой, куда можно разгружать в ограде. Потом разошлись. Казимир – с рюкзаком в лес. Эти – вернулись до дому, на соседней улице.

- Быстро их установили.

- Думаю, подтянули кого-то из аборигенов, те скоренько выдали установочную информацию.

Включается прапорщик, водитель уазика:

- Внимание, движение в нашу сторону, мотоцикл…


***

Старый «ИЖ-Планета-3» с коляской подруливает к нам по грунтовке, переваливаясь на ухабах застывшей за ночь грязи. За рулем – мужичок лет сорока, одет в замызганную брезентовую рабочую куртку, подпоясан солдатским ремнем.

Выходим с Сашей навстречу.

- Гляжу, не тутошние вроде… – мужичок приветливо улыбается, показывая прокуренные зубы – А стоят, с деревни и не видать вас тут. Думаю, бензинчиком не богаты, от щедрот если плеснуть?

- Из краевого «Охотсоюза» мы, проверяем угодья… – Саша неопределенно машет рукой в сторону леса. – А за бензинчик… спросил у мертвого здоровья.

- Что, совсем худо? – мужичок тянет из кармана пачку «Памира», закуривает, обгорелую спичку пристраивает обратно в коробок. – Вы ж небедные там, в своем «Охотсоюзе» поди…

- Считай сам: полста литров в оба конца, и еще по лесу весь день крутить – говорю я.

- Да… для вашего тарантаса негусто, когда из города пилить – скисает мужичок. – А я тут, вишь, в «Борцы» до кумы намылился, а горючки-то, гля, на донышке если совсем. Ну, – думаю, – мож добрые люди плеснут хоть ведерко в дорогу, а масло-то у меня свое почти. Теперь, только до бетонки ползти, авось, там у кого еще зацеплю.

- Что, плохо в деревне с бензином? У вас же грузовой парк вроде свой есть.

- Да где ж тут «парк», пара-другая «газонов» и уборочная эвон, когда еще кончилась вся… – мужичок не скрывает досады, поездка «до кумы» срывается. – Покрутил сейчас по селу, глухо, как в танке.

Вон, до Пашки Ликсутова заскочил, у него и «зилок» на хоздоговоре. А не дает, гад, ни ведра, жлобится себе. Они там с профессором приезжим на тракторе ладят в лес за дровами теперь трястись. А трактор и вовсе на соляре, невезуха…

Переглядываемся. Саша говорит:

- Профессора вашего видели пару раз, – усатый такой, – он вроде тоже по лесным делам? Что, прямо сейчас и собираются ехать?

- Я ж говорю – «Беларусь» во дворе кочегарят, теперь и поедут. У Пашки там за речкой напилено уже в бору, сейчас чтоб под снег не ушло, самое такое удачное время. Да вон и сами едут, мне тут врать ни к чему – он тычет пальцем в синее пятно на дороге – сюда и через речку правят, говорю же…

Решение нужно принимать немедленно.

Саша разворачивается, крупными шагами идет к машине. Говорю остолбеневшему мужику:

- Быстро дергай отсюда вон туда, за кусты! Чем скорей, тем живее будешь…


***

В уазике Саша повторяет в трубку:

- … еще раз, оперативная информация – объект движется в нашу сторону, проверяю!

Тычет трубку в зажим, говорит:

- Ответили: «Не вносите сумятицы, объект в лесу на маршруте».


***

В кабине трактора двое. Это отчетливо видно уже метров за сто. Они тоже увидели нас у кромки леса, здесь изгиб дороги, раньше машины за кустами не видно.

За трактором идет двухосный прицеп, развернуться на этой дорожке не получится, по бокам глубокие кюветы, опрокинет.
Саша выпрыгивает на улицу, бросает:

- Останавливаю. Прикрывайте. По обстановке.

Трактор в двадцати метрах, дверца кабины открыта. Саша поднимает милицейский жезл, приказывая остановиться.

Трактор жмется к обочине, стучит глухая автоматная очередь. Саша оседает, заваливается вбок на дорогу. Из кабины выпрыгивает Соковчук, бросается назад, прикрываясь прицепом.

Стреляю из «Стечкина», целясь попасть по ногам. Пули ложатся мимо, выбивая комья мерзлой земли.

Соковчук бежит по дуге к лесу, пытаясь обогнуть на дистанции нашу машину. Срываюсь следом. Он в сапогах, телогрейке, шапке с опущенными ушами. Я в кроссовках. Бронежилет остался в машине.

Бьет длинная очередь сзади. Оглядываюсь. «Семерочник» сориентировался верно, движется бегом по прямой к опушке и отсекает беглеца от леса.

Если выгоним на открытое место, останется только залечь. В одиночку против четверых – в поле ему не светит.

О Саше не думать, сейчас не время.

Соковчук понял, до леса не добежать. Меняет направление к деревне, ломится через кусты в поле, падает, вскакивает опять. Расстояние сокращается, снова стреляю по ногам. Соковчук садится, злобно орет матом, через несколько секунд гулко бьет взрыв.

Подбегаю. Изорванная телогрейка дымится, густое темное маслянистое пятно расползается по мерзлой пашне вокруг тела.
Подорвался гранатой.

Подходит «семерочник». Говорю:

- Охраняй. Я на связь в машину.


Tags: Зеледеево
Subscribe

  • Жаль только, жить в эту пору прекрасную...

    Вот я бы хотел дожить до дня, когда Россию, наконец, накажут всерьез – перестанут летать транзитом над ее территорией (ок. 55 тыс. рейсов) и…

  • Красота спасет мир

    Как понимаю, по Минскому туристу не высказался уже только ленивый. И этот ленивый – я... Ваш Коба. Ладно, выскажусь. Не удивлюсь, если уже…

  • "Хрестоматия спорта"

    Я периодически подумываю, не написать ли мне эдакую «хрестоматию спорта»... Ваш Коба. В легкой художественной форме, – такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Жаль только, жить в эту пору прекрасную...

    Вот я бы хотел дожить до дня, когда Россию, наконец, накажут всерьез – перестанут летать транзитом над ее территорией (ок. 55 тыс. рейсов) и…

  • Красота спасет мир

    Как понимаю, по Минскому туристу не высказался уже только ленивый. И этот ленивый – я... Ваш Коба. Ладно, выскажусь. Не удивлюсь, если уже…

  • "Хрестоматия спорта"

    Я периодически подумываю, не написать ли мне эдакую «хрестоматию спорта»... Ваш Коба. В легкой художественной форме, – такая…