koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

Это сладкое слово - свобода...(скучное дополнение)

В комментариях к основному тексту поста возникла полемика, несколько человек высказали недоумение по поводу мотивов возвращения преступника обратно. Мол, «если отпустили, надо было ему валить оттуда, не глядя». Действительно, этот аспект я отразил скупо, иначе рассказ потерял бы динамичность. И без того нашлись комментаторы, удрученные тем, что в тексте «многабукаф». Они могут это дополнение пропустить, теперь «букаф», в целом, станет еще больше.

Ваш Коба.


Итак, почему же он все-таки вернулся? И нет ли здесь натяжки и домысла?
К пониманию мотивов и причин нам удобно подойти через известную поговорку: «Дьявол кроется в мелочах». Вот он именно там и кроется, как бы мы ни хотели обратного. «Любой преступник оставляет след, и возвращается на место преступленья» – пел товарищ Высоцкий. А уж он-то знал, недаром работал по совместительству начальником отдела МУР товарищем Жегловым. (:-)
Так вот, след остается действительно. И не один. Другое дело, нужно не только обнаружить этот след, но и увязать его в причинно-следственную цепь, ведущую к данному событию. Этому как раз и учит естественнонаучная дисциплина «Криминалистика».
На что я обратил внимание сразу после обнаружения трупа? Бросилось в глаза несколько факторов. Во-первых, та самая перчатка. Как только мы раскопали тело, вторая перчатка тоже нашлась – на руке жертвы. Что отсюда могло следовать? Само по себе – вроде бы ничего. Но только на первый взгляд.
Во-вторых, расстегнутые застежки-молнии на сапогах. В-третьих, способ убийства.
Чтобы особенно не усложнять текст рассуждениями, даю те выводы, которые я тогда сделал. Жертва была убита ножом в область сердца. Удар единственный. На месте нахождения тела – на одежде и под трупом были обильные пятна и потеки крови. Но все потеки – расположены в направлении от раны на груди к спине (положение тела при обнаружении лицом вверх). Значит, истечение крови из раны началось не раньше, чем тело заняло именно горизонтальное положение.
Почему такое могло произойти? Например, потому что удар был нанесен лежащему человеку. Или, как вариант, жертва при ударе находилась в вертикальном положении, но немедленно после удара оказалась на земле.
Вроде бы, противоречий тут нет. Но – мешает перчатка. Если жертва просто обронила ее сама, двигаясь по направлению к месту гибели, откуда на перчатке кровь?
Гипотетически можно конечно предположить, что, получив смертельное ранение, жертва зажимает рану рукой, одетой в перчатку. Версия, в принципе, имеет право на жизнь. Но перчатка найдена нами метрах в пятнадцати от тела. Зажать рану, пойти в заснеженное поле, продираясь сквозь кустарник, умереть, снять перчатку и отбросить подальше? Абсурд. Да перчатка и не отлетит так далеко, как ее ни бросай.
Далее – сапоги. Почему расстегнуты молнии? На дворе – зима. Тело лежит в том месте, где снегу чуть ли не по колено. Какие здесь разумные варианты? Несколько. Первый – преступник позарился на сапоги, но не успел их снять. Второй – преступник хотел только имитировать такой свой мотив. С целью дать ложную версию – убийство в целях ограбления. Есть и третий вариант – сапоги из лаковой кожи, на такой хорошо закрепляются и долго сохраняются отпечатки пальцев. Можно, в общем, придумать и еще несколько причин. Но все они, так или иначе, говорят об одном – преступник находился у тела не только с целью его захоронения. Он или уничтожал улики, или пытался направить ход следствия в ложном направлении.
Дальше – следующая странность. На трупе – дорогая дубленка. Удар ножом нанесен сквозь ее ткань. То есть, убийцу на самом деле не заботила мысль о сохранении предмета, за который потом можно выручить существенную сумму. Значит, по версии с ограблением, если такая предполагалась, дубленку все равно на теле оставлять нельзя. По крайней мере, такое вполне ложится в логику имитатора.
Дальше. На трупе не было сумки. Женщины обычно их носят, даже если выходят из дому ненадолго. Сумка, конечно, могла быть и где-нибудь рядом под снегом. Но бросился в глаза вот, какой момент. Недалеко от тела мы обнаружили связку ключей. Они просто блеснули в свете фонаря, буквально в метре от трупа. Но преступник их не подобрал. Возможно, они были ему не нужны. Возможно, он их просто не заметил. Так или иначе, они лежали отдельно. Ключи, определенно, имели отношение к событию. Снег, как я уже говорил, в этом месте был глубокий и рыхлый. Если бы кто-то потерял их раньше, прошедший вечером обильный снегопад должен был эту связку укрыть от глаз.
На руке трупа сохранилось золотое кольцо с камнем. Опять факт, противоречащий версии ограбления. Но вот рука – как раз та, на которой не было перчатки.
То есть, по совокупности этих фактов я тогда предположил следующее. Преступник и будущая жертва подъехали на стоянку вместе. Они знакомы ранее, поскольку места здесь безлюдные, не каждая дама согласится навестить их в полночный час в компании с незнакомцем. Судя по одежде и общему внешнему виду, жертва – человек достаточно обеспеченный. Не из тех, кто зарабатывает на жизнь придорожной проституцией (да и не было тогда такого явления, практически).
Дальше жертва покидает автомобиль, скорее всего, добровольно. Удар она получает где-то на асфальте – на снегу следов каблуков нет. Сюда ее уже переносят. При этом кровь из раны не изливается. Такое возможно, например, если нож остается в ране, плотно перекрывая путь крови на выход. Кстати, удар единственный. Значит, преступник и силен, и знает, куда бить.
Завершая тему с сумкой. Если она кожаная, отпечатки на ней сохраняются так же хорошо. И оставлять ее нельзя.
Опять перчатка, но уже в другом контексте. Кроме всего, она мешает забрать кольцо. И снять ее преступник мог именно с этой целью.
А вот кровь на перчатке – фактор еще более интересный. Я тогда предположил, что бандит использовал ее как «прихватку», выдергивая из раны нож – чтобы не марать рук и своих собственных перчаток.
Нож. Ножа в ране, как уже говорил, не было. Его забрали, что само по себе интересно. Зачем выдергивать нож, рискуя испачкаться? Да и вообще эта операция – не из приятных. Стало быть, нож нельзя было оставить на теле. Например, он явно указывает на своего владельца. Или он просто дорог. Или, еще какая причина, достаточная для изъятия ножа.
Дальше, очевидно, план преступника изменился. Тело – просто наспех забросано снегом. Ключи – на виду. Перчатка – на виду. Сапоги расстегнуты, но оставлены на ногах и прочее, ранее перечисленное. Очень похоже, что с определенного момента бандит начинает действовать поспешно. Возможно, его вспугнули. Это совпадает с фактом нашего появления.
Вот все это вместе – и стало для меня тогда основанием предположению: должен вернуться. Да и уезжать далеко просто не станет. Найдет место, где можно незаметно припарковаться и будет следить за развитием событий. Если поймет, что мы ничего не обнаружили, непременно вернется.
А теперь о том, что я узнал позже от оперов и следователей.
Мужик тот никаким «научным работником», конечно, не был. Но действительно работал в Новосибирском Академгородке – то ли кочегаром, то ли ночным сторожем, теперь уже не помню. То есть, версия о принадлежности к «научному сословию» использовалась им в качестве прикрытия.
Зачем? Отчасти, потому что к ученым у нас тогда относились априори уважительно. Это давало некий «элитный статус». Отчасти, потому что основная его деятельность была связана с частыми перемещениями по стране. Он много ездил, останавливался в гостиницах, был вынужден покупать билеты на поезда и самолеты.
Кто жил в те времена, помнит, как непросто было устроиться в гостиницу. Да и билеты брать приходилось иной раз, чуть ли не штурмом.
А вот для этого – как раз и прикрытие. Предъяви, например, командировочное удостоверение – и поселят безоговорочно, и билет тоже продадут. И, главное, не станут задавать глупых вопросов, если начнешь «сорить деньгами».
И еще много чего хорошего дает личина «деятеля науки».
А командировочными удостоверениями его снабжал прикормленный мелкий клерк из отдела кадров за скромные подачки – коньяк и сигареты.
Основная же «профессия» нашего фигуранта – карточный шулер. Или, «катала». Или, «игровой», как говорили тогда.
Его жертва – жительница Красноярска – работала, по-моему, где-то по линии общепита в одном из ОРСов железной дороги. Знакомы они были давно, состояли в любовных отношениях. Она же периодически поставляла ему клиентуру для карточных игр.
За давностью лет многих деталей я, конечно, не помню. В тот раз, по-моему, он приехал получать какой-то карточный долг по расписке. Вернее, сумму должны были передать вот этой самой его знакомой.
Жила она в Покровке, в частном домике, который достался ей от родителей. В день приезда фигуранта они повздорили из-за денег. То ли ей вернули, а она отказалась передать ему всю сумму. То ли не вернули весь долг, уже не помню точно.
По существу, все дальнейшее явилось следствием именно этого финансового спора. Там фигурировал некто третий, тоже посредник в получении денег. Его в доме не было, но когда возник скандал, спорщики решили привлечь его к разбирательству.
Этот «третий» работал таксистом. Таксисты тогда использовались «каталами» регулярно. Например, они «подгоняли» клиента, которого «раскатывали» прямо в машине.
Спорщики поехали к месту стоянки возле ресторана, где и надеялись обнаружить третьего фигуранта. Там его не оказалось, но другие шоферы подсказали, мол, «повез куда-то раскатывать лоха».
По пути ссора продолжалась. Когда он предложил искать таксиста за городом, план убийства уже созрел. Он считал, что она его обманула и «кинула». Так ли это было на самом деле, не знаю.
Убил он ее на улице, выманив из машины каким-то формальным поводом, типа, «пойдем, подышим свежим воздухом». Ей было известно, что на этой стоянке часто играют. Поэтому она согласилась сюда ехать и ждать приезда третьего фигуранта.
А вот преступнику как раз было известно, что никто не приедет. Это ему раньше сказали таксисты, но факт он скрыл, чтобы заманить жертву сюда.
В общем, их видели вместе. И потом этот факт подтвердили бы многие свидетели. Но решение убить, уже было принято. К тому же он намеревался после убийства вернуться в дом жертвы и разыскать деньги.
Стало быть, ему оставалось только убить и обставить дело так, чтобы подумали на ограбление.
А вот когда появились мы, все пошло наперекосяк.
Машину нашу он услышал заранее, как я и предположил. В то время трафик за городом ночью был очень скудный. Грузовики по ночам не ходили – коммерции не существовало, грузоперевозки между городами шли в основном по железной дороге.
Кроме того, стоянка располагалась в стороне от Московского тракта, метрах в пятистах по второстепенному ответвлению. Так что любая машина, свернувшая в эту сторону – уже угроза срыва такого коварного плана.
В общем, пока мы стояли с биноклем, у него только и было время, чтобы закидать труп снегом и принять вид усталого командированного.
Не забудем, что его «профессия» - сама по себе очень специфична. Такие люди привыкают жить в постоянном стрессе, они хитры, изворотливы и наверняка обладают способностью исполнять чужие роли. К тому, они и прирожденные психологи.
Так что, увидев нас, он принял единственно верное тогда решение – войти в доверие, расположив к себе разговором. Документы он предъявил, конечно, подлинные, к преступлению заранее не готовился.
А вот в дальнейшем, не найди мы труп, он вполне мог получить в нашем лице добротный аргумент. Мы его видели, отрицать это глупо. Но такой факт не плох сам по себе, если уж случился.
Он выстроил такую версию защиты. Да, потерпевшую знал, изредка приезжал к ней. Вот и в этот раз заехал в гости. Но принять его на ночь она якобы отказалась, мотивируя каким-то конфликтом с тем самым таксистом. Он возмутился и потребовал немедленно урегулировать конфликт. Поехали искать таксиста (что как раз и могли подтвердить свидетели). Не нашли. Разделились. Он поехал на поиски в один адрес, она в другой. Договорились встретиться возле ее дома позже. Он подъехал, долго стоял, но хозяйка не появилась. Обеспокоенный, наш герой предпринял попытку разыскать пропавшую знакомую. Так он и оказался ночью на стоянке, где встретил нас.
В крайнем случае, его версия предусматривала и страховочные варианты. Так, если бы следы уничтожить ему все же не удалось, он мог признать, что все-таки был возле трупа. Но испугался, что подумают на него. Поэтому факт скрыл.
А вот появление возле тела с лопатой, конечно, любые разночтения уже исключало.
Вот такая «картина маслом», как сказал бы, поди, товарищ Гоцман.
(:-)

Tags: "Сладкое слово-2"
Subscribe

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Утро Красноярского протеста

    А там, во глубине России, – там вековая тишина. Утро Красноярского протеста. Честный «сороковник» на улицах. Если есть на свете…