koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

Станция метро "Зеледеево" (часть восьмая)...

Продолжение. И не говорите мне, что предвидели такое развитие...

Ваш Коба.



Умные мысли нередко приходят ночью. Логика понятна: мозг, видимо, сбрасывает напряжение дневной рутины и берется за вопросы, что варятся до поры в подсознании.

Начало первого. Набираю телефон Саши. Долго молчит, наконец, отвечает недовольным голосом:

- Ну, опять ты?

- У тебя видеотелефон? Завидую, обычным людям ученые обещают только в будущем.

- Я необычный, у меня интуиция. Надеюсь, что-нибудь действительно интересное...

- Помнишь, что было в портфеле?

- Две книги, газеты, куртка. Ты хотел уточнить именно это?

- Нет, это я и сам знаю. На одной из газет был адрес доставки, карандашом вверху. Вернее, только цифры, улица указана одной буквой, «К».

- Тебе нужно было идти в «биномы». Цифры преследуют по ночам постоянно.

- Это номер дома и квартира Марины Сергеевны. Она живет на Кольцевой, кстати.

- Я говорил тебе о гибели через красивую женщину?

- Что-то, кажется, было.

- Ты убедился, – теория работает. Теперь, по делу. Проверяй предположение. Пока неясно, что это дает: связь между ними существует, она и сама этого не отрицает.

- Ну, как минимум, подтверждение недавнего контакта. Причем, вероятно, по месту жительства.

- Когда встречаешься?

- В принципе, договорились на среду. Но, при таком развороте, попробую завтра.

- Давай аккуратнее. И продумай установочные вопросы. Та еще рыбка, и водичка мутная.

***

- Скажите, Геннадий, – говорит Липницкая – вот мы с вами встречаемся уже третий раз, вы целый блокнот исписали и еще катушку пленки на меня извели. Неужели, все это пригодится вам при написании статьи? Ну, сколько там будет: двести строк, триста? Это у вас всегда, такой углубленный подход к теме?

- Всегда! – отвечаю я убежденно. – Вот представьте: выходит статья, открываете газету, а там – ляп на ляпе. Потом читают ваши коллеги, смеются, крутят пальцем у виска. А потом – читает начальство. И здесь уже не до смеха: корреспондент исказил существо дела, представил читателю неверную картину профессиональной деятельности врача.

Со всех сторон позорище, словом.

- Но ведь вы все равно даете прочитать специалистам перед публикацией?

- Обязательно даем. Но если напишу белиберду, зачем тогда нужен я? – проще вручить вам карандаш, а после, – попросить редактора прогуляться по тексту рукой мастера. И вообще, приставить каждому дилетанту профессионала, пусть указывает ему на всякие ошибки. А зарплату – делить поровну.

- Ну да, не подумала, – смеется Липницкая – вы правы, глупый вопрос. Но если честно, ошибки ведь все равно случаются?

- Конечно, бывают. Кто застрахован от ошибок? Только цена – везде разная. Ошибется журналист – не смертельно, простят. А вот если врач, летчик, сапер?..

- Да… – Липницкая утвердительно кивает, – и опять вы правы. Кстати, хотела вас попросить, кое-что в статью не включать. Помните, я говорила вам о Костине? Это такой инженер, он еще попал к нам из Белоруссии…

- Конечно, помню. Жаль, если случай не войдет в нашу статью. Такой, знаете, интересный, поучительный пример, заставляет глубже взглянуть на жизнь. Вот так живешь, работаешь, ничего не подозревая…, потом вдруг – раз! – вскочил в проходящий поезд и ты уже…

- Вот именно поэтому, и не нужно! – перебивает Липницкая – Трудно передать в короткой статье, а это – человеческая трагедия. И лезть в душу не нужно тоже, даже, если, не называя фамилий. Представьте, прочтет сам Костин, прочтут новые сослуживцы, кто еще знает про этот случай.

- Не понимаю, Марина Сергеевна, в чем видите трагедию… – говорю я запальчиво. – Человек ведь не пропал, не сбился с пути, не пошел вразнос. Вы сама привели этот пример. Читателю было бы интересно узнать, что в наших спецприемниках не только убежденные тунеядцы, туда попадают и по стечению случайных причин.

- Да нет здесь «случайных причин»!.. – Липницкая тоже «завелась» и это мне на руку. – Вернее, они совершенно другого порядка! Меня абсолютно не интересует юридическая, «милицейская» подоплека таких событий. Я сужу с точки зрения медицинской науки.

Ладно, расскажу, если все-таки готовы понять. Костин поступил к нам в подавленном, практически депрессивном состоянии, это не редкость при таком диагнозе. Скажем точнее, это не редкость при сезонном обострении его хронического заболевания.

У задержанных изымают любые медицинские препараты. Костина поместили в карантинную камеру и на трое суток лишили показанных ему нейролептиков. Хуже того, все трое суток он не мог допроситься, чтобы отвели к врачу.

Представляете, какой скандал я учинила после, на планерке дежурной смены?

Досталось и начальнику, и замполиту, и заместителю по оперативной работе. Потребовала немедленно вернуть Костину «Клозапин», изъятый при обыске. Препарат был назначен, рецепт на его выдачу тоже находился в кармане при задержании. Покупал еще в Гомеле, но это неважно, лечащим врачом предписан медикаментозный курс, необходимо соблюдать неукоснительно и в срок!

Вернули, конечно.

А некоторые и до сих пор косятся, считают – незаслуженно врезали тогда нагоняй через склочную докторшу. Понимаете, говорят: «Подумаешь, какой-то там бич таблеточку вовремя не сожрал. Ну и подох бы, невелика была такая потеря…»

Вот какая тут подоплека. Вопрос нравственный, отношение к задержанным у нас, порой, безобразное.

Но дело здесь даже не в этом…

- Неожиданно – говорю я, играя удивление. – Не думал, что такие интриги. Теперь уже интересно, в чем же там главное было дело?

- Обещайте, что это останется между нами. Костину вернули лекарство, потом перевели в общую камеру. Состояние стабилизировалось, пошло в улучшение. Я несколько раз приглашала его на осмотр, побочных явлений не обнаружила, «Клозапин» сработал эффективно.

При выписке подтвердила дальнейшую терапию препаратом, она показана до восемнадцати недель. Костин освободился бодрым и целеустремленным человеком, собирался устроиться на работу здесь у нас в городе. Говорил, что всегда мечтал посмотреть, как живут люди в Сибири.

И вот месяца полтора назад встречаю Костина случайно на улице. Состояние – удручающее. Я врач, я это вижу. Затащила его к себе, измерили артериальное давление. Повышенное, стрессовое. Головная боль, шум в ушах, головокружение. Фактически, криз.

Накормила «Но-шпой», заставила принять и «Клозапин». Изругала, усадила в такси до дома и взяла слово, что обратится к участковому врачу в поликлинике.

А уже вечером хватилась – коробочка с препаратом осталась у меня на столе. В суете не обратили внимания, не до того было.

В общем, ничего страшного, по рецепту выдадут в каждой аптеке. Тем более, вернуть проблематично, адреса Костина я не знаю. Ну, можно, конечно, выяснить в КАБе. Забрала «стандарт», бросила в сумочку. Но так и закрутилась по работе, руки не дошли.

А буквально три дня назад – подобный пациент у нас в спецприемнике. И, как назло, закончились нейролептики. Вспомнила, что есть в запасе, дала таблетку из коробочки Костина.

Представьте, – больной выдал ярко отрицательную реакцию на прием препарата. Повышенная тревожность, тахикардия, усиление тремора мышц. Пришлось ставить капельницу с физраствором. Благо, дозировка небольшая, сто миллиграмм препарата всего в таблетке.

Утром поехала на кафедру, у меня там знакомые девочки в аналитической лаборатории. Мало ли, в фармакологии тоже чудес хватает, – могли случайно нарушить дозировку, или упаковать препарат по ошибке в коробочку с другой сигнатурой.

Вчера выдали ответ.

Это – не «Клозапин», другое. Даже ГОСТа такого у нас нет. Смесь «Бемитила» и препарата амфетаминовой группы «Каптагон». В ударной дозе.

Что-то военное и очень страшное.

***

ХХ.ХХ.19ХХ г.
«ДСП»

Ориентировка в ДОР по линии УВД КК.

"Около шести часов утра в лесном массиве возле ст. Зеледеево Кр. ж/д обнаружен труп гр. Ряпова Л.И., 1931 г.р. Выездом оперативной группы зафиксировано место происшествия, установлена причина смерти – два удара ножом в область сердца сзади".


Tags: Зеледеево
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments