koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Станция метро "Зеледеево" (часть пятая)...

"Где же продолжение?" - спрашивают меня. Немного подзадержалось, непросто писать такие скучные истории, требует времени...

Ваш Коба.


- Это все, или было продолжение? Вы встречались с гражданином Костиным позже?

- Знамо, встречались, стал бы я тут порожняки гонять. Понимаю, куда пришел, не маленький. Короче, нашел он меня однажды, месяца два спустя. Позвал в ресторан – посидеть, выпить. Я не отказался, пошел. Скрывать не буду, интерес у меня к такому знакомству был. Я человек практический, пользу свою понимаю. Вдруг, – думаю, – выйдет какой-нибудь прок.

Ну, предложит чего по делу, мужик он самостоятельный, матерый, головой не дурак…

Он говорит, – нужно от случая к случаю передавать посылку по адресу. В одном месте взять, в другое доставить. Может, в городе только. А может, ехать придется. Заранее, мол, неизвестно. Оплата будет хорошая, а если ехать, дорога и расходы тоже за его счет. Не пыльно, – говорит, – в общем.

А мне ясно, ему нужна «прокладка» между барыгой и сбытчиком товара, чтобы цепочку разорвать для мусоров. Прикинул для себя: рыжевье или камешки скорее всего тут. Ну, золото там, всякие бриллианты, в смысле. Чумовая статья, «тяжеляк», могут и вышак припаять, государство шутить не будет. Не мой профиль так-то по жизни рассудить…

Но, врать не буду, заусило меня тогда. Может, – думаю, – жизнь на излом берет, пробует на зуб? Может, крутой поворот судьбы: пан или пропал?! У меня три ходки, семь лет у хозяина в хате прогостил. И что, как пионеру до старых соплей на бану углы у тухлых фраеров мне вертеть? А пожить когда, а икры столовой ложкой от пуза навернуть? Я ж не хуже других, да и время говорит: «Пора!»

В общем, поставил голову на согласие, подписался в курьеры. Тут главное – в тему к такому Паганини войти, а там, – Бог не выдаст, свинья не съест.

- Расскажите, когда, где, кому, и при каких обстоятельствах вы передавали посылки от Костина? Как выглядели посылки, известно ли вам, что было внутри? Можете описать приметы людей, с которыми встречались для передачи?

- Три раза было всего. Первый раз, осенью прошлого года, передавал на проходящий поезд в Москву. Взял в камере хранения на вокзале чемоданчик небольшой, передал пассажиру восьмого вагона, а место уже не помню теперь. Я до места не ходил, он сам на перроне гулял. Надо было спросить: «Не возьмете посылочку для друга из Свердловска по пути?» И ответ: «Свердловск не Фергана, почему не взять для хорошего человека».

Что было внутри, не знаю. По весу, килограмм пять. Я не открывал, понимал, что проверяют. Пассажир в очках, лет сорок на вид, волосы с проседью, в руке пачка сигарет «Космос» и газета «Труд». Солидный дядя, на агронома еще похож.

Второй раз, это зимой было. Тут я уже сам ездил. Сел в Ачинске, вылез в Перми. Там тоже в камере хранения оставил багаж, этот потяжелее чемодан был. Код набрал, который сказал Костин. Кто забирал посылку, не видел, – по инструкции сразу купил билет на обратный путь и через пару часов уехал.

И вот теперь уже, третий, с месяц назад было. Пришел на вокзал с утра, погулял там. Нужно было караулить ячейку, о которой условились. У нас договоренность, две ячейки для передачи. Какая свободна, эту я сразу должен застолбить. Если обе заняты, хожу, жду у моря погоды. Обычно к дальним поездам вещички из камер пассажиры забирают всегда.

В общем, дождался одну, забронировал, за трое суток вперед оплатил. И уехал, чтоб на бану не отсвечивать лишнего. Пошел, в кино сходил. Потом позвонил в справочное, уточнил время прихода поезда. Сказали, опаздывает. Это мне все равно, за час должен дежурить у камеры, как штык.

Ну, подхожу. Смотрю – Костин сам в ячейку портфельчик пихает. Первый раз такое, раньше не видел его тут. Наверное, где-то задержался, прямо к поезду успевал. А может, – думаю, – на словах чего-то хочет еще сказать. Постоял рядом, но он сделал вид, что меня не узнал. Понятно, там народ еще всякий крутился, мало ли что.

Вышел я, покурил и обратно за портфелем вернулся, к поезду нести. Забрал, на платформы пошел. Тут свист, шум, мильтоны копытами бьют, берут в кольцо на тачанках, ласты крутят.

Короче, повязали меня на горячем. Оказалось, один мужик цинканул, видел у камеры хранения, решил, чужое тащу. А легавым, только на биографию мою взглянуть – других доказов уже не надо совсем.

Арестовали, сижу. Первый день мандражно было, что там по делу пришьют. Если в портфеле рыжье, камешки, сразу в молотки возьмут. Приготовил отмазку, мол, пропас фраера, честно взял портфель, но спалился и не при делах дальше. За кражу готов отсидеть, а лишнего – не возьму.

Однако тихо прошло пока. И взяло меня за ум – почему такое? Допустим, в портфеле ничего интересного нет. Значит, мильтоны просто ждут, когда нарисуется хозяин. Ну, накатает заяву, намотает мне срок. Камера-то на трое суток заряжена, владелец портфеля может не сразу и чухнуть пропажу.

Но это – самый детский расклад в теме. Если в портфеле ничего нет, – зачем Костину его передавать? Нескладуха так-то. Значит, легавые ловят на живца? Глупо. За «левым» золотом или камнями даже дурак в лапы к ним не пойдет.

Ночью тогда надумал себе. В портфеле пусто, если Костин решил меня слить. Скажем, не нужен я больше теперь. Пойду отдавать, меня на перроне пиковиной ткнут и отчалят в синюю даль. Может такое запросто быть…

- Здесь не складывается, товарищ Плещеев. Либо, вы не договариваете, умалчиваете о чем-то.

- «Товарищ», смотри-ка… Я тоже думал тогда: «не сходится здесь». Зачем мне врать? – я сам к вам пришел. Глядите, какой расклад. Костина я знаю в лицо. Дядю из поезда – тоже видел лично, могу опознать. Это уже два звена какой-то секретной цепи. И кто для них я, случайный пенек в темном лесу? Таких подручных можно пачками вербовать по воровским связям всегда. Кто откажется от «шаровых» денег из мелкой братвы, как я?

- Сколько платил Костин за ваши услуги?

- Триста рублей первый раз давал. А когда из Перми, тогда штукарь, и на дорогу еще пару сотен накинул. Большие деньги, так-то рассудить. Я если за месяц, и то не вдруг подниму. Если маза покатит и фарт подмигнет. И то, каждый день под риском ходить. А здесь – за один раз пошустрить и отдыхай.

- Хорошо, продолжайте.

- Вот, я так и подумал тогда. На два раза я Костину сгодился еще. Он кто? Ему лишние связи с засветкой не нужны, не для того в тину нырял. И расклад теперь простой. Или – он меня сливал, да неудачно сложилось. Или – я лоханулся и завалил ему весь воровской гешефт. Хоть как, за мной теперь ходит колун.

А тут, садится еще в камеру чепушила. Ну, вроде баклан, за бытовуху на вокзале присел. Давай мне тереть за рупь, без копейки денег. Говорит, сантехником сам. А «шведик» зовет «разводным ключом». Спрашиваю: «Сколько домов "свалил" за неделю у себя на участке»? Не сечет, на шуточки переводит, чертила грешная.

Он слесарь, – как я водолаз. Значит, от Костина пришел, – соображаю. Или от мильтонов, чтоб этого Костина просчитать и взять. Что в лоб, что по лбу для меня.

Откинулся я – и сразу к вам. Мне с чужих раскладов зажмуриваться не резон.

- Хорошо, ваши соображения понятны. Есть несколько вопросов, попытайтесь ответить на них как можно точнее.

- Что знаю, расскажу.

- Вспомните, какие еще характерные особенности Костина вам приходилось для себя отмечать? Может быть, специальные обороты речи, говорящие о прошлой профессии? Возможно, он делился с вами воспоминаниями, упоминал известных вам людей? Вы утверждаете, что он ранее судим, – где мог отбывать наказание? Что он любит, а к чему относится отрицательно? Откуда родом, какие звучали места? В общем, все, чем было бы можно точнее охарактеризовать его жизненный путь и нарисовать бытовой портрет.

- Баб он любит, вот это точно его портрет. Там в бичевском приемнике докторша была, отменная краля. Даже не понять, чего такая файная фифа в этом гадюшнике приземлилась сидеть? Хотя, может, не секу в таких тонких делах.

Гладкая девка, кожаный плащ с ламой, сапоги на шпильке, перстенек на пальчике. Духами разит за версту. Идет, как пишет, все мужики в стойку встают, язык набок. Да где там… хороша Маша, да не наша. Говорили, крутит с кем-то из тамошних бугров. То ли, с замполитом. То ли, еще повыше куда поднимай.

Звать, Марина Сергеевна вроде. Там – раз в неделю медосмотр. Выводят из камеры, ставят по стеночке возле медкабинета. А эта вызывает по фамилии, кто ей нужен сейчас. И ведь не боится, а каждый второй – тубик со стажем. Ну и всяких других болячек хватает. Может, колет себе чего, чтоб заразу не подцепить.

Вот Костин на эту Марину положил глаз. Пару раз она его вызывала в неурочное время. Возвращался в камеру, молчал. Попытались подколоть однажды, он мельком глянул, – желание навсегда отбил. Говорю же, авторитетный гвоздь, любую доску насквозь прошибет.

А так, не знаю, чего еще. Где живет, не говорил никогда. Видел его мельком один раз на Предмостной. А куда шел – поди, знай. Я мимо на автобусе проезжал, не стал выходить. Вряд ли ему понравится такое.

Одевается, кстати, хорошо всегда. Мы и встречались-то всего раз пять-шесть. Летом видел его в дорогом костюме. В магазинах таких нет, индпошив. А зимой в дубленке приходил и шапка-«пирожок», из каракуля на нем. Упакован, короче.

А взгляд тяжелый у него. И когда говорит, мата не любит. И на фене почти не турсучит. Но если при нем начинают, понимает все. В лагерях мне такие попадались, самая козырная масть. В понятиях живут строго, могут спросить за слова и сами за базаром следят. Такой, если в хату вошел, все понимают: будет закон и порядок воровской.

Это о том, где мог сидеть. Самый больной вопрос для меня. Авторитетного человека вкладывать органам – в понятиях крайнее западло. Я долго думал, пока решал к вам прийти. А потом врубился: он сам все понятия обнулил, когда шкуру поменял. И теперь он в законе никто и прошлые заслуги не в счет. Он это знает и дорога теперь одна у него – ломом опоясанный беспредел.

«Один на льдине» про таких еще говорят.

Мне бы тогда это понять, да не вязаться с ним. Но жадность раньше нас родилась. Хотел в легкую капустки срубить. А теперь, вишь, на улицу выходить страшно.


***

Запись закончилась.

- Что думаешь? – спрашивает Саша.

- Думаю, одному нашему коллеге нужна творческая командировка для повышения квалификации. Например, на полгодика – в академию канализационных наук.

- Это само собой. А по существу дела? Мне сейчас докладывать руководству, нужно быстренько накидать предложения по реализации.

- По существу, одну перспективную ниточку отметил. Врач Марина Сергеевна. Ну, или фельдшер, кто она там. И вообще, этот «распределитель» надо как следует потрясти. Лучше аккуратно, через агентурные возможности сперва.

- Согласен. Позвони нашему человеку в госпиталь УВД. Пошепчитесь, медперсонал подразделений все равно замыкается на их лечебную часть. Установи фамилию, прогуляйтесь по фактам биографии. Возможно, зацепите интересные аспекты и подберете материал для контакта. Подробно обсудим позже. Скажем, неплановая проверка из «Горздрава». Напрямую соваться не будем, что связывает Костина и эту Марину – пока неясно. И есть ли такая связь, тоже неясно пока.

А «приемник» нужно отрабатывать однозначно. Буду консультироваться с нашей «третьей линией». В общем, дерзай, тебя ждет роковая Марина Сергеевна, женщина в кожаном плаще. Аккуратнее там, такие, бывает, кусаются. Или, замполит ее озвереет, напишет на тебя анонимку... куда-нибудь в КГБ.

- Принял к сведению, выполняю аккуратнее. Еще соображения по теме. Ты обратил внимание, Плещеев не упомянул, что Костин у камеры хранения находился в гриме?

- Хороший штрих, но в лоб спрашивать было нельзя, Акимов сориентировался верно. Хотя, возможно, пустышка. Грим к этой картине мало чего добавляет. Плещеев демонизирует Костина и боится его всерьез. Вероятно, боится не зря. Буду докладывать на усмотрение руководства, нужно включать Плещеева в оперативную комбинацию. В любом случае, выпускать его сейчас на вольные хлеба не следует.



Tags: Зеледеево
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments