koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

Наше время такое...

В «личку» приходят письма. Пишут, что я, мол, «совсем куда-то пропал».

А куда я пропал? Я вот он, совершенно здесь. Другое дело, занят в последнее время разными неотложными задачами. А еще, вынужден перемещаться э-э-э… в пространстве времени и географии.

Во-первых, пишу новую книгу. А это – процесс напряженный. Во-вторых, дорабатываю «Садовника», возвращаю в него ранее изъятые материалы. Думаю, пора им туда  вернуться. В-третьих, летал тут кое-куда кое-зачем…  

Ну, кроме того и другие дела тоже имеются.

Ваш Коба.


Вот, например, Крещение. Топил баню, купался в Енисее. Было, слава Богу, почти тепло, градусов тридцать-тридцать пять, не ниже.

Фото, к сожалению, предъявить не могу – снимать самого себя, стоя по горло в зимней реке, затруднительно. И вокруг тоже не было ни души, попросить некого. Темные у нас тут места. В смысле, удаленные от благ цивилизации, лишь тележный скрип и заунывный звон металла в глубоких рудниках, где из камня золото течет… (:-)

Есть, правда, другие вчерашние фото. Вот они. Съездил посмотреть недавно построенную «Академию биатлона». Посмотрел, не понравилось. Много лесу вырубили, чтобы воткнуть на голой поляне коробку из стекла и бетона. Не одобряю. У меня с этими местами кое-что связано. Возможно, как-нибудь расскажу.



Ну, вот еще в городе снимал. Гуляет народ, хоть и верный «тридцатник» на улице.  



А вот это уже - верный "сороковничек". А еще вернее, "минус 43", правда, без ветра. Благодать. Люблю еще с детства такие вот погоды. Хорошо играть в хоккей, когда "за 40". Пару часов поиграл, и никаких потом соплей! И каши, хоть три тарелки, все равно - не страшно. А с малиновым вареньем - так даже и четыре... Лепота, кто понимает. А вот машинам, конечно, трудно. Они не люди, они - железные...



Еще, исполнился ровно год этому журналу.

В принципе, журнал вполне оправдал себя – около тысячи писем пришло за это время в «личку». Радует, что большинство этих писем – от анонимных корреспондентов.

Почему – радует?

Потому что, получается, меня находят здесь не только «блогеры-профессионалы». Находят те, кто читает мои книги. Для этого я и делал журнал, иначе ведь меня не найти… (:-)

Кстати, там, на счетчике в профиле нащелкало 10 000 просмотров. Как раз, 19-го января, на годовщину журнала. Символично (:-). Хотя, на самом-то деле, ничего символичного: счетчик я установил спустя два месяца, в начале апреля. Да и считает он невесть что…

Теперь, вопрос из почты (в редакции отправителя):

«Коба, у вас в журнале например есть эпиграфом строка «Наше время такое живем от борьбы до борьбы». А почему она например не закавычена? Она ведь не ваша. И даже я знаю, чья она. А не боитесь, что классик на вас обидется? Или вам все равно, как вы говорили, что плевать хотите на авторское право?..»

Отвечаю. Ага, не боюсь, что «обидется». Во-первых, он давно умер, еще в 1984-м году.

Во-вторых, он сам когда-то писал вот что: «Желание сочинять стихи пришло не случайно. Их сочинял двадцатилетний брат Петр, организатор и первый секретарь комсомольской ячейки. Стихи и частушки были его оружием… Братьям же, Петру и Андрею, я обязан ранним знакомством с настоящей литературой: с Пушкиным, Лермонтовым, Байроном, Купером, Лонгфелло. Ставшие вскоре комсомольскими, а потом партийными работниками, призванными в города, они торопились восполнить недостаток образования. Если в разговоре с ними какой-нибудь эрудит называл неизвестного писателя, поэта, они по-крестьянски старались не подать вида, что не знают их, зато в тот же вечер шли в библиотеку. В отпуск братья приезжали с тюками разнообразных книг, которые потом оседали в нашем доме».

Я эту длинную цитату привел вот зачем. Старший брат классика Петр, о котором он здесь говорит – мой родной дед. Так что, думаю, классик не обиделся бы за цитату, которую я у себя в журнале не закавычил.

Вот, кстати, он сам, автор цитаты. Прожил интересную длинную жизнь. Был лауреатом Государственных  премий РСФСР и СССР, членом редколлегии журнала «Молодая гвардия», членом ЦК:



А вот – мой родной дед Петр. У него длинной жизни не получилось. Сын рабочего-каменщика. Окончил техникум, потом «Всероссийский коммунистический университет» имени Я.М. Свердлова при ЦК ВКП(б). Взят «досрочно на ответственную практическую работу» сначала в Питер. Потом перевели в Москву. Здесь работал парторгом «Завода №39» имени В.Р. Менжинского (первый завод опытного самолетостроения в СССР, ставший позже ЦКБ «Ильюшина»). Затем – зав. Отделом промышленности Краснопресненского райкома. Оттуда – в Западно-сибирскую губернию (Красноярский край с 1934 года), начальником Политотдела Назаровской МТС и членом бюро Крайкома.

Здесь, в 1935 году дед умер при странных обстоятельствах. Тогда некоторые умирали при таких обстоятельствах и с таким именно диагнозом…      

Это дед вместе с Сергеем Мироновичем Кировым, который, на самом деле, Костриков:



А это он – понятно, с кем. Как раз, в Краснопресненском райкоме:



А это – кое-какие документы, если интересно:






Вот, собственно, и все. Я своего деда, получается, никогда не видел, он прожил всего до тридцати лет. А вот его брата Василия – многократно и подолгу. И даже эту фразу, что вынесена в эпиграф моего журнала, слышал когда-то от него лично. Считаю, верная фраза.

А что касается авторского права – да. Я действительно полагаю, что это «право» пытаются высосать сегодня из пальца. Причем, палец жадный и глупый…

(:-)


Tags: "Наше время такое..."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments