koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

"Калина красная"...

«Читаю ваш журнал, очень нравится, комментарии тоже прямо как отдельные художественные произведения. Но кое-чего не понимаю. Например, в последнее время тут проскальзывает ваше не особенно положительное мнение относительно Прилепина. А он, между прочим, наиболее близок в российской литературе именно вам по духу. Не получается ли, как у тех же либералов, которые все понимают на словах, только вместе ничего делать не могут? Не лучше ли объединяться, а не клевать своих в такое время?»

Расскажу одну байку. Давно было. Но история подлинная…

Ваш Коба.


Я уже говорил, в детстве меня частенько возили в так называемые «Дома творчества». Это были санатории Союза писателей СССР, под управлением Литфонда. Путевки туда распределялись по такой хитрой номенклатурной схеме, что ни в сказке сказать.

Дом творчества «Коктебель» (Планерское). Начало 70-х. Точнее не помню.

Приморский «променад», аллея вдоль береговой черты, столовая Литфонда с летней террасой. Только что закончился ужин, толпа отдыхающих писателей (и членов семей) покидает расположение комбината питания.

Ранний вечер, сумерки, часа через полтора в открытом кинотеатре Дома творчества – премьерный показ фильма. Кажется, «Калина красная». Шукшин еще жив, он тоже здесь, вместе с Федосеевой и дочерьми.

В столовой остается несколько человек. Фамилии называть не буду. Кто в теме, догадается сам. Кто нет, тому и не нужно.

Оставшихся,
человек пять-шесть. Это – секретари и члены Правления СП СССР.
Я тоже здесь и меня не гонят по двум причинам. Первая – слишком мал, чтобы принимать всерьез. Вторая – близкий родственник одного из присутствующих.

Сам я вынашиваю хитрый план. Фильм идет с грифом «Детям до шестнадцати вход воспрещен». А посмотреть – хочется. Если пойду вместе с ареопагом, никто не остановит.

За столом выпивают, разговор меня не интересует. Мне дали мороженое, сижу, ем из вазочки ложкой.

Вдруг, говорящие переходят на повышенные тона. Суть дела мне неясна, с начала не слушал.
Один, человек с усами, которого вся страна регулярно видит по телевизору ведущим патриотической передачи, говорит:

- Мужики, достало! Хочется дать в рожу. И буду давать скоро, на заслуги не посмотрю. Нет таких заслуг, чтобы выше совести. И куда такое придет, знаете сами…

- Ну, тебе, допустим, можно – пытается его урезонить другой собеседник – Ты Герой, особое положение…

- На себя посмотри! Ты – тоже Герой. Пусть, Труда, но это и неважно. Он – генерал-орденоносец, незаконно репрессирован, восстановлен. Тот – член ЦК. Везде – особое положение. Через это положение – каждый и молчит. Потому что, знает, не Шолохов, пинка под задницу секретарю крайкома – тебе не простят.

- Володя! – примирительно говорит третий – Причем тут пинок под задницу крайкома? Вопрос, чтобы просто прикрыть своих…

Усатый успокаивается, садится. Отвечает:

- Свои у меня на фронте были. Вот здесь – свои. А там – чужие. А когда однажды свой смародерничал на поле боя, я его расстрелял. Плакал, но стрелял. И совесть – чиста. Нельзя по-другому.

Вся история. О чем конкретно был тот разговор, что решали, не знаю. А смысл запомнил. И в кино я тогда тоже попал.
Tags: вопросы литературы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments