koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

"Ты мне друг, но здесь не торгуй"...

Совпадения имен, фактов, событий – случайность. Художественное произведение. Понятно, на документальной основе. С этим у нас строго.

Ваш Коба.


- Ну и чего хочешь? – он смотрит с недоверием, но в то же время, с оценкой во взгляде.

- Дорофей сказал, у тебя работа есть – говорю я уверенно.

- Ну, может, есть. А что умеешь? А Дорофея, откуда знаешь?

- Да так… – мне известно, Дорофей – серьезный аргумент в этом кругу. Даже, слишком серьезный. Но говорить об этом открыто, никто не станет. – Что скажут, то и умею.

- Ну, скажут тебе, человека привалить… привалишь? – он ухмыляется, довольный вопросом.

- Смотря, за сколько. И смотря, какого.

- Ишь ты, разбирается… – он надевает удивленное выражение лица, крутит головой – Но такие, кто разбирается, не нужны. Кто разбирается, уже в мастях ходят. А кто ищет работу, – тот кушает с руки.

- Ладно, пошел я – поднимаюсь, делаю несколько шагов – Дорофею скажу, ошибся адресом.

- Да сиди, сиди! – он машет рукой, улыбается примирительно – Это же шутка. Ну, пробивка такая, «свой-чужой». У нас ведь знаешь, время веселое теперь. Вдруг, менты кого захотят подвести. Или конкура возьмется шустрить, на гниляк болото поднимать…

- И что, пробил? – специально даю вопрос на обострение. По существу, он сейчас «спорол косяка». Ему сказали, что пришли от Дорофея. Он начал крутить. Это плохо выглядит и не всем будет по душе.

- Думаешь, кручу? Зря так думаешь. Это пока просто твое слово. Мало ли, сослаться может всякий. Дорофей – человек известный. Проверять буду…

- Давай, проверяй – называю адрес Дорофеева. – К восьми подъезжай, спросишь. Только вхолостую не гоняй. Там ведь тоже спросят.

- Не вопрос – он деловито перебирает бумажки на столе. – Работу подыщем. Вот, например, имеется вакансия помощника кладовщика. Место – строго для своих. Кладовщик – человек директора. А помощник – наш человек. Материальной ответственности, кстати, нет. Такое непросто обстряпать, знающие – оценят.

- Сколько буду иметь?

- В получку – сто сорок. А за работу – от выработки предприятия. До шестисот набегает.

- И все? – делаю недовольную рожу.

- Ну, за ударный труд платим отдельно. Но это, выше моей компетенции – он тычет пальцем в потолок – это уже другие решают. Не дрейфь, математика достойная. Тут Паша сидел раньше. За год поднялся, новую «девятку» взял. Видел в городе приход – «мокрый асфальт», решетка из хрома, сиденья ковшом? Экспортный вариант, таких только два десятка пришло. Делай выводы для себя.

- А где Паша теперь?

- Где надо теперь! – он вскидывает глаза, тоже недоволен вопросом – тебе какая печаль?

Тут можно, конечно, не перегибать. Судьба этого Паши мне известна. Незавидная судьба. Был и пропал. С «девяткой» вместе.

Но это уже – тонкости восприятия. Дорофей – абы кого не присылает. Все должны это понимать. Если я пропущу возможность «наехать» – это отметят. Пусть и неосознанно, а зацепится в памяти собеседника такой факт. Здесь живут «по понятиям». И «скобки раскрывают» автоматически. Дорофей с этого предприятия получает. Они – пашут, он – получает. А я – человек от Дорофея.

С другой стороны, инициатива не авторизована. Это сейчас моя личная «заготовка». Меня прислали не получать. А сидеть на контроле. Ну и кормиться, тоже. В общем, серединка на половинку. И обострять пока не будем.

Говорю:

- Печаль одна. Я голый пока. А кушать хочется всегда.

- Это не вопрос, это подкинем. – Он лезет в ящик стола, достает пачку, вытягивает купюры. – Аванс, подъемные – святое. Мы же, считай, почти в храме – он обводит пальцем своды потолка над головой – тут церква была когда-то. Молились разные-всякие. Потом пустая стояла. Потом под базу передали.

Хорошее дело, кстати. Тут этакие казематы, после увидишь. Удобно для нашего дела. И дверюги, КАМАЗом не прошибить. И даже летом, прохладно. Стены потому что – в метр. А моль не любит, когда прохладно. Она тогда спит. Зато по ведомости – бодрствует. И каждую десятую шкурку, считай, зверюга, сжирает. А если осатанеет, ударно жрет уже каждую пятую.

Но с этим нужно поосторожнее. Это комиссионно решаем, сколько, кому сожрать, сколько – в брак, сколько – в смоляной закат, в закусы, в плешины и на тараканий прокорм. Можно на бесхозяйность налететь, а это – не наш метод. Мы знамя держим, передовое предприятие. А доброе имя – дорого стоит.

В советской торговле доброе имя – самый центровой продукт. Пришли с ОБХСС, а у тебя – знамя передовика Минлегпрома. Или, Минторга. И вымпел флагмана ВО «Союзпушнина» на стене.

Мы же на стыке ведомств: и торгаши, и заготовители, и база сырья для промпроизводства. И возьми ты меня со знаменем – легким казачьим налетом. Такая ответка прилетит – где голова, а где сабля. Такие силы в дело пойдут – только в путь!..

Тут много секретов, тебе потом расскажут. Целая наука, знай и учи. В нашей стране без науки – на голой зарплате сидеть. Или, на голых нарах. А это, согласись, не в тему страшный сон.

Давай, завтра причаливай к девяти. Хотя, лучше пораньше. И трудовую книжку захвати. И заявление нужно будет состряпать. Проведем ранней датой, через испытательный срок. У нас такое строго, из главка бывают проверки. У тебя какое образование указано в трудовой?

- Штукатур-маляр.

- Нормально. Значит, изучал химпроцессы, колеровку, тепловые режимы составления растворов. Помощнику кладовщика – в самый раз.

Смеюсь. Говорю:

- А если бы, скажем, «повар-кашевар»?

- Да то же самое – отвечает он серьезно. – У нас вон с консервации приходят шкуры, с «выморозки» и пресно-сухого хранения на факториях. Самое дело повару – разборка по сортам, процент влажности, обработка зоокумарином. И не язви, если не в теме. Еще вопросы имеешь?

- Мне костюм надо, поизносился.

- Поедешь на Матросова, магазин «Ткани». Подойдешь к закройщику, Борис Савельевич будет. Скажешь, от Вилория. Он тебе нарисует любой каприз. Денег не давай, они нам «торчат» всегда, расчет натурой, шило на мыло. Потом ордер принесешь, я в зачеты включу.

Дорофея увидишь – кланяйся от меня. Скажи: «Вилорий передал: мир – хижинам, война – дворцам». Дорофея уважаем, грамотный человек…

- Редкое у тебя имя: Вилорий. Нерусское что ли?

- Сам ты, «нерусское». Самое русское: «Владимир Ильич Ленин – организатор революций».


***

- Вам начнут говорить майсы, мол, «лучшие портные – конечно, в Одессе». Или еще найдутся, скажут: «В Гомеле». Или даже, совсем несуразное: «В Москве, одевают дипломатов МИДа».

Молчите и улыбайтесь.

Вам известна истина – лучшие портные Союза – в Харькове. И это не обсуждается, как нельзя налить молоко в мясную кастрюлю. Они в Харькове – и всё!..

Он хлопает себя ладонью по колену, продолжает:

- Вы спросите: отчего же я – здесь? Но кто-то ведь должен быть
здесь. А успех приходит к делам наших рук, и не смотрит, далеко ли нужно идти. Сибирь – не проблема для мастеровитого человека. И даже по-другому: если решать проблемы тебе по силам, ты растешь. И чем ты выше, тем ниже проблемы вокруг…

Занятный закройщик в магазине «Ткани», вход через торговый зал.
Он продолжает:

- Вы там видели, сидят пара-другая сюда в коридоре, и всем нужен я. Почему же я выбрал вас? Молодой человек, но я знаю людей. Люди говорят глазами, и нужно уметь это прочесть…

- От Вилория… – спохватываюсь я.

- Могли даже не говорить, на вас написано, что вы – от друзей. Остальные – сидят и мусолят в ладонях трудовые червонцы. Или, входят без стука от официальных органов власти. И такое не греет душу, поверьте…

Непростой дядя. Но мне нужна вся их непростая цепочка. Это – только первые звенья.




Tags: "Ты мне друг, но здесь не торгуй"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments