koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Category:

"А деньги, конечно, отменят"...



У каждого пишущего – своя читательская аудитория. А уж побуждения – и вовсе, темный лес. Бог с ним, с Госдепом, кроме денег нужно к письму еще кое-что. А это за деньги не купить.

Кстати, вот история о деньгах. Примерно такая, как вы спрашиваете...


Ваш Коба.


- Завтра очередь дежурить – говорит бабушка.

Это серьезное заявление. Нужно немедленно начинать подготовку. Завтра настанет – не успеешь оглянуться.

У нас есть сад. Туда надо ехать на автобусе, а потом еще идти пешком. В общей сложности, на дорогу часа полтора, не меньше. Да и сам автобус – всего два раза в час. А можно и не втиснуться. И придется ждать следующий.

Это называется, «сады крайкома». Почти за городом, дальше уже идет сопка и места совсем необжитые. А у нас – ничего, довольно много народу. Здесь огромное поле, люди сажают картошку, кому выдали участки на работе. А наши сады – как раз после, полчаса пешком по тропинке.

Осенью тут нужно дежурить. Могут залезть бичи и разорить урожай. Или, украсть варенье из погреба. Бичей у нас немного, но местами – случаются. Сибирь, огромная территория, за всеми уследить у государства пока не выходит. Поэтому, народ проявляет сознательность самостоятельно, устанавливает дежурства посменно.
Кому понравится, если все лето работать, а осенью – твое варенье вдруг улетучилось?

Что необходимо иметь на дежурстве?

Об этом написано в разных книгах, если читать внимательно. Как охранять сады, конечно, нигде не написано. Раве только, в «Тимуре и его команде». Но там, во-первых, у Тимура много помощников. А потом, это еще до войны. А сейчас, деревянной саблей уже не справиться, времена другие.

Нужен пистолет. Даже, на всякий случай, два.

Один – с пистонами, в кобуре. Второй, сзади за поясом. В книгах пишут: враг может неожиданно выбить пистолет у тебя из рук. И вот, когда он уже торжествует победу, ты спокойно достаешь другой. И говоришь суровым, несгибаемым голосом: «Ваша песенка спета, гражданин Гадюкин!»

Еще нужен фонарик. Мало ли, понадобится посветить или подать нашим сигнал. У меня есть подходящий фонарик. Там квадратная батарейка и специальная крутилка сбоку. Если ее повернуть, на лампочку наезжает красное стеклышко. Как раз, для подачи секретного сигнала тревоги.

Еще свисток, перочинный ножик, коробок спичек. Еще увеличительное стекло – для исследования места происшествия. А при случае, стеклом можно развести костер даже на необитаемом острове.

Компас. Это – даже не обсуждается. Если идешь в разведку, на специальное задание, только компас выведет тебя к цели. А без компаса, будешь спрашивать дорогу на каждом шагу. И очень скоро враг тебя вычислит. И потом еще будут смеяться у себя в штабе, что наших разведчиков оправляют без компаса.

Этот вопрос у меня давно решен. Еще весной я приобрел отличный компас в магазине «Турист», за один рубль и двадцать восемь копеек. Это не игрушка, как можно купить себе в «Детском мире» всего за сорок копеек. Это надежный и точный прибор. Я пока не особенно знаю, что тут нажимать и куда крутить. Но есть энциклопедия, до утра времени на подготовку мне хватит.


***

Утром в саду завтракаем пирожками, привезенными в кастрюле, обернутой полотенцем. Завтракать дома не стали, чтоб не пропустить первый автобус и успеть захватить в киоске утренние газеты. Бабушка говорит, если человек рационально организовал свою жизнь, у него всегда и на все должно хватить времени. Даже, если другие вокруг организовали свою жизнь нерационально.

Мне этот вопрос не очень понятен. Вот, например, пришел на автобус вовремя, но не смог в него влезть, было много народу. И все равно ведь опоздал. Даже, если пришел рационально.

Бабушка смеется: «Если было много народу, ты выбрал нерациональный момент для поездки. Нужно заранее выяснять обстоятельства, тогда ты и будешь действовать рационально».

Сложный вопрос, в общем. В том году пойду в школу, там и займусь глубоким изучением рациональных наук человечества. Я бы хотел вырасти и все знать. У нас в стране такое возможно. Потому что мы сами строим свое будущее.

После завтрака иду на утренний обход территории.

Наши сады можно обойти за полчаса. Это, если вокруг. А если по внутренним дорожкам и разным хитрым пролазам, времени уйдет куда больше.
Но разведчики не ходят у всех на виду. Разведчики идут, затаившись и совпадая со складками местности. Или как-то еще, похоже. Так написано в одной книге, но я точно не запомнил.

Главное, чтобы тебя не было видно. А ты – мог видеть всех и записывать координаты на карте. И потом, показать это все в штабе.

Карта у меня есть. Я ее нарисовал сам, по клеточкам на листе тетради. Так удобнее, каждая клеточка – десять моих шагов. И теперь все встало на свои места. Теперь я могу отмечать, где и что случилось на местности.
Карта у меня в планшете через плечо. Там же и компас, и карандаш. Планшет командирский, из коричневой кожи. Мне его подарил комиссар милиции третьего ранга Жижин. Он дружит с моей бабушкой по работе, вот и подарил.

Правда, теперь он уже вышел на пенсию. А вместо него пришел генерал Грабежов. И бабушка меня с ним познакомила тоже.

И теперь, когда бывает строевой смотр нашего гарнизона МООП, генерал Грабежов идет впереди колонны, в сапогах и с орденами. А я машу ему с балкона, ведь парад проходит обязательно мимо наших окон, по проспекту Сталина, теперь это улица Мира. И генерал меня видит. Но помахать в ответ, конечно, не может. Потому что – порядок и дисциплина. И генерал должен подавать пример, чтобы все на него равнялись.

Через полтора часа возвращаюсь в штаб. Это наш домик. В штабе бабушка варит картошку на керогазе. Это молодая картошка, ее можно варить прямо в шкурке. Нет ничего вкуснее этой картошки, она рассыпчатая, светло-желтого цвета, пахнет грибами и называется «Адретта». Ее можно съесть, хоть весь котелок. И запить потом чаем с клубничным вареньем. И все, больше ничего не надо. Поел картошки, выпил чаю с вареньем, и живи счастливо хоть сто лет.

Докладываю бабушке, что в садоводстве все нормально. Уже многие приехали на свои участки, потому что воскресенье. Теперь, будут возиться до вечера, время сбора урожая. А потом, как разъедутся, нужно держать ухо востро. Тут как раз кто-нибудь и полезет. Но это пустой номер, воришек ожидает засада. Я все разведал, от меня им не уйти.

Днем таскаю воду в бочки из дальней колонки.

Воды для полива у нас в садах не хватает, напор маленький и дают только на пару часов утром. Если дождь, тогда хорошо. А если дождя нет, нужно таскать из колонки. Это за воротами, возле дороги. Туда – двести шагов ровно. И обратно, столько же. Бочка – двадцать пять ведер. Двенадцать с половиной ходок по два ведра каждая. Наливаешь, потом нужно тащить полное ведро, пока не устанешь. И возвращаться за следующим, два одновременно мне пока не по силам.

Зато, когда набрал все три бочки, чувствуешь богатырскую силу. Не сразу, конечно. Как престанут трястись руки, только потом и чувствуешь.


***

Вечером, когда уже стемнело, выходим в дозор вместе с бабушкой. Мы тут не одни, в садах есть еще и сторож. Но его на всю территорию не хватает. К тому же, иногда может случайно выпить лишнего. Тогда он спит до утра, пушками не поднимешь. А так, у него есть собаки и даже ружье, заряженное солью. Если из такого ружья прилетит вору в одно место, мягким потом не покажется.

Заходим к сторожу. Возле сторожки стоит милицейский мотоцикл. В домике сидит участковый, пьет чай из большой эмалированной кружки. Сейчас они попьют чай, а потом вместе со сторожем сделают обход территории. Правда, кружка большая. И на столе лежат костяшки домино. Поэтому, вряд ли обход получится скоро.

Идем в темноте по главной дорожке между участками. Машин у нас тут почти не бывает. Так, человек пять приезжают на своих машинах и то изредка. А когда приходит грузовик с перегноем, он с трудом пробирается здесь, боится зацепить заборчики из штакетника и оборвать ветки малины, что свешиваются везде из-за заборов.
Бабушка говорит:

- Смотри, у Фадеевых калитка приоткрыта. Странно, аккуратные люди, и железная дорога расхлябанности не любит…

Фадеевы работают на железной дороге. Тут у нас не только крайком, есть садоводы из других организаций.

- Бабушка – говорю я шепотом – а у них и в домике тоже дверь приоткрыта. А они точно уехали, я сам видел…

Получается, вернулись. Может, забыли чего-нибудь.
Хотя, не получается. Последний автобус ушел больше часа назад. И на веранде блестит осколок разбитого стекла в окне.

Воры!

Тут нужно соображать быстро. Бабушка хватает стоящие у стены грабли, захлопывает дверь и подпирает ее рукояткой, упирая острые прутья в землю.
Попались, голубчики!

В доме – тихо. Но там кто-то есть, за секунду до этого мы слышали осторожные шаги.
Бабушка говорит, чтобы этим, кто в домике, было слышно:

- Все, красавчики, не убежать! Лучше сами сдавайтесь, а то собак спустим.

В доме молчат. Потом мужской голос говорит:

- А у тебя, тетка, собаки-то где? В Караганде? Больно молчаливые у тебя собаки…

- Которая лает – не укусит – грозно отвечает бабушка.

Дверь пытаются открыть с той стороны. Но грабли держат крепко. Это бабушка хорошо придумала с граблями. А так бы, пришлось столкнуться с озверевшим бандитом в рукопашной. И еще неизвестно, кто тут кого. Мы бы, конечно, победили. Но дело все равно серьезное.
За дверью говорят:

- Ладно, мамаша, пошутили и будет. Открывай, я ведь и не взял ничего.

- Конечно, не взял – строго отвечает бабушка – куда тебе брать, когда уже тикать надо. Ишь, как заюлил: то была «тетка», а тут сразу – «мамаша». Вот сейчас милиция придет, она и откроет…

За дверью пауза. Потом говорят:

- Мамаша, не надо милицию. Может, как-нибудь сами тут решим?

- Вот знал, как пакостить – умей теперь и ответ держать.

Через несколько минут слышны голоса в темноте, это сторож с милиционером. Я сигналю им фонариком, они немедленно появляются на участке Фадеевых.

Милиционер убирает от двери грабли, шагает в домик и выволакивает оттуда за шкирку маленького мужичонку, не выше моей бабушки ростом. Мне даже смешно, по голосу за дверью он казался раза в два больше. И раз в десять страшнее.
Участковый говорит строго, грозно шевеля черными усами:

- Ну, давай документы, крадун. Хотя, в упор вижу, у тебя там справка об освобождении по форме «Б», и букет воровских приключений годов так на пятак. А теперь новый срок поднял и пойдешь пилить, чего сам в лесу не сажал.

Что означают эти слова, мне не особенно понятно. Ясно только, ничего хорошего не означают.

И мужичонке – тоже такое ясно. Вид у него пришибленный и несчастный. А вот будет знать, как по чужим домикам себе лазить! Тут люди работают, выращивают урожай, за водой по двести шагов ходят. А этот – лезет.

Мужичонка говорит, чуть не плача:

- А вот и неправда! Нет у меня воровских приключений. Я в колхозе, может, шоферил. А машина возьми, да сама и поехай. И прямо, заехала в столб. А со столба провод от изолятора отскочил. И упал на кузов. А пока ток отключили, зерно в кузове сгорело. Ну и шины полопались тоже. Дали три года, до звонка отсидел. Теперь вот вышел, а ночевать негде… и покушать, если честно, тоже хотелось…

- А раз негде, значит, в чужое можно теперь залезть? – спрашивает милиционер сурово. – Ты нам тюльку тут не гоняй, на слезу горючу не бери. На вокзале не глянется ночевать, так будешь снова на нарах куковать. Давай, топай, вредитель колхозного добра, забираю тебя враз и насовсем…

Бабушка вдруг говорит:

- Так, стой забирать, товарищ сержант. Здесь разобраться нужно сперва, забрать успеешь.

- А вот в райотделе пусть и разбирают, мое дело: поймал-доставил.

- Ну, поймал, скажем, не ты – бабушка грозит участковому пальцем, продолжает – а поймала общественность, тебя после позвали. Вот общественность и будет решать, а ты в сторонке постоишь, пока другой команды не будет.

- Даже не знаю – неуверенно говорит милиционер. – Стекло, вон, разбито. Да и так – пропало, может, чего…

- Разберемся – бабушка уже приняла решение, окружающие должны его выполнять. – Стекло он вставит, не обсуждается. Взять ничего не взял, карманы – видно – пустые. Два дня, как человек вышел, жизнь ломать не дадим. За старое – отсидел, сколько выдали по суду. А рецидивиста из голодного дурака партия делать никому не позволит.

- Ну, мое дело – приказ. Вам, конечно, решать, товарищ заведующая отделом… – говорит милиционер с обидой в голосе. Потом грозит мужичонке – смотри, мол, у меня! – и уходит в ночь, шурша по кустам темного сада брезентовой своей плащ-палаткой.

- Пошли – говорит бабушка. – Сейчас дверь подожмем, чтоб до утра простояло.


***

- Давай, лопай – бабушка ставит перед мужичонкой котелок, где осталась наша картошка. – Еще вон огурцы бери. И кусок пирога имеется, с капустой и рыбой. Тебя как звать, бывший вредитель народного добра? И зачем шляешься по чужим садам, вместо, чтоб домой сразу ехать?

- Игнатом Прозоровым звать. – Мужичонка совсем присмирел, шмыгает носом, и глаз на бабушку не поднимает. – У меня деньги покрали, как на вокзал пришел. Деньги были, сто двадцать рублей. Полтинник новый, две четвертные, одна красненькая и трояки с мелочью еще.

Прошлой ночью уехать хотел, а на проходящий до Кемерово только за час продают в кассе. Ну, прилег на подоконнике, а деньги в кепку под голову заныкал. Проснулся – все попятили, ни кепки, ни денег. Там терлись одни, да я думал, услышу, если чего…

- Понятно, Игнат Прозоров – говорит бабушка строго – Вредитель из тебя – ни украсть, ни покараулить. Давай, доедай, и спать ложись. В комнате на сундуке ляжешь, а мы тут на веранде на раскладушках. Утром будем смотреть, куда тебя и как…


***

Утром просыпаюсь, идет дождь. Уже не рано, часов восемь. Выхожу на улицу, умыться из бочки. Бабушка возится в дальнем углу сада.
Подхожу, спрашиваю:

- А где этот, Игнат Прозоров?

- Вставил стекло, уехал. Трешку ему дала, пирожков в дорогу купит. Сейчас тоже домой поедем. Там позвоню Сосновскому, выпишут Игнату требование на билет. Потом из зарплаты вычтут, по месту работы.

- А так можно?

- А как еще прикажешь?

Идем на автобус, думаю.

Вот залез человек в чужой домик. Это, конечно, плохо. Нельзя трогать чужое, каждому известно. А только полез, потому что у самого деньги украли. Кто тут виноват больше, как разобраться?

Милиционер считает, нужно посадить. А бабушка говорит – не нужно. И еще свою трешку дала. И будет звонить Сосновскому, чтобы Игнату дали билет до самого дома. Значит, так и должно быть. В нашей стране человек дороже каких-нибудь там денег.

Спрашиваю:

- Бабушка, а деньги всегда будут?

- Нет. Вот настанет коммунизм, и тогда деньги сразу отменят.

- Насовсем? А как же, если захотел вдруг мороженое?

- Захотел – пошел, взял, сколько тебе там нужно.

- А если, жадина? Все забрал себе, другим не оставил?

- Жадин при коммунизме не будет. Там будет по совести и по-честному. Каждый станет думать не о себе, а заботиться о людях.

А, ну тогда, понятно. Это мне нравится, если так.
А то придешь, а мороженое позаботились съесть другие.

- А когда уже будет коммунизм?

Бабушка смеется, говорит:

- А вот сам подумай. Ты, например, пока туда не готов. Это, скажем, про те двадцать копеек, которые пропали на той неделе. И про билет в кино, куда ты пошел без спросу.
Не готов, короче.

Игнат Прозоров, видишь, тоже пока не готов. И когда еще будете готовы, много воды утечет. Я, наверное, этого уже не увижу.

Это хорошо, что коммунизм у нас будет. Жалко только, если бабушка его не увидит.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Два ролика о том времени. Где-то здесь, наверное, есть и я. Потому что, это моя улица, мой дом и киоск, куда ежедневно бегал за газетами:



Subscribe

  • О тайге

    Обычно засиживаюсь на работе, ухожу поздно. Иду пустыми улицами и мечтаю: вот настанет, чай, золотое время, и я вернусь в родную тайгу навсегда. И…

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • О тайге

    Обычно засиживаюсь на работе, ухожу поздно. Иду пустыми улицами и мечтаю: вот настанет, чай, золотое время, и я вернусь в родную тайгу навсегда. И…

  • О кино

    В почте: «Когда будете снимать свой фильм про теплоход? Не терпится посмотреть, что получится». Пока маленько не хватает на съемки,…

  • «Сталин черных поступков не покрывает»

    Просто рассказ. Раньше не публиковался... Ваш Коба. О ЗАСАДАХ, ВНИМАНИИ К МЕЛОЧАМ И ПОЛЬЗЕ КУРЕНИЯ Засада – занятие унылое. Придет ли кто…