koba_sam (koba_sam) wrote,
koba_sam
koba_sam

Categories:

"Стрелка компаса в бесконечное" (продолжение пятое)...

Продолжение. Стало немного повеселей...
(:-)

Ваш Коба.


Уже темно, часов около одиннадцати. Иван Григорьевич провожает меня до калитки.

За воротами стоит милицейский мотоцикл с коляской «Урал». Возле покуривает рослый младший лейтенант в сапогах и портупее.

Делаю шаг на улицу, милиционер говорит:

- Ты что ли… грузчик с «пивняка» на базаре?

- Ну, я.

- Ну, и поехали, если «ну»…

В разговор вступает Иван Григорьевич:

- А в чем, собственно, вопрос? Какие у вас вопросы к моему гостю вдруг?

- А вот и разберемся, какие там вопросы – отвечает младший лейтенант, лениво растягивая слова – Если приглашают, его дело сесть и ехать себе. А ваше, гражданин, не влезать в мутную струю, не портить свою биографию на раз.

- Не вижу никакой «струи»! Мы сидели, чаевничали, беседовали. Пошел провожать гостя, тут – вы… И причем здесь биография, не понимаю! – возмущенно говорит Иван Григорьевич.

- Вот и хорошо, если не понимаете. Кто не понимает, тот дома спит и совесть чиста. А кто понимает, тому надо проехать… – милиционер показывает мне садиться в коляску мотоцикла, добавляет – Держись, понятливый, крепче, да голову береги, чтоб память не растрясло по дороге.

- Буду жаловаться, буду писать! – заявляет Иван Григорьевич, пока милиционер врубает первую передачу и отпускает сцепление.

- Ошибок не понаделай – говорит младший лейтенант сквозь зубы.


***

Едем.
Возможно, милиционера за мной прислал Василий Спиридонович. Хороший повод под формальным прикрытием драки возле ларька поговорить о деле. Может быть, появились новые сведения, которые я должен знать.

Посмотрим.

Мотоцикл останавливается возле двухэтажного барака.
Окна темные, на двери табличка: «Опорный пункт охраны правопорядка №3». Разумно. В райотделе всегда есть лишние уши, а здесь можно будет поговорить спокойно.

В опорном пункте никого.

Младший лейтенант кивает мне на стул. Хозяйски усаживается и сам возле большого, заваленного папками стола.
Говорит:

- Ну, приехали, знакомиться будем. Верней, я тебя буду знакомить, как дальше жить. Документы давай…

Отдаю справку об освобождении.
Лейтенант берет бумажку, изучает, хмыкает:

- Интересное кино, главное, бесплатное. Да ты у нас «баклан»-первоходок, сучкоруб-вредитель и любитель почесать кулаки об чужой нос. И, поди, в зоне кума не любил, шестерил на блатной куток…

Ясно.

Василием Спиридоновичем здесь не пахнет. Это, или местный участковый решил показать власть. Или, все же права тетка Марта и Савка-шнырь слил меня своим кураторам из РОВД.

Ладно, будем играть по таким нотам.
Говорю:

- Начальник, что предъявляешь в дело? За старое – ответил, за новое – доказы нужно сперва на крепкую нитку сшить.

Он снова хмыкает, отвечает, шевельнув желваками и глядя прямо в глаза в упор:

- Сошьем, не успеешь до стены долететь.

- Не пыли, начальник, я вольный казак. Захотел – встал и пошел. Или, предъявляй и закрывай по «сотке». Или, прости, мне на работу с утра, и живот с голодухи урчит.

- Не вопрос – лейтенант меняет тон на деловой – Сейчас подберем тебе в кодексе, сам и почитаешь, что по душе…

Он поднимается, выбирает на столе книгу.
Говорит:

- Вот, «УК», просветляет мозги на раз…

И резко бьет меня книгой плашмя, почти без замаха.

Успеваю убрать голову, удар попадает вскользь.
Он бьет второй раз, уже кулаком в солнечное сплетение.
Добавляет коленом в подбородок.

Ему удобно, он бьет стоя, а я сижу.

Падаю вместе со стулом на бок.
Он с размаху пинает меня в живот.

Блокирую удар руками. Сейчас можно перехватить ступню и легко завалить его на болевой прием.

Нельзя.

Он пинает еще несколько раз. Отходит. Садится на стул. Почти не запыхался.
Закуривает, говорит:

- Вот видишь, интересное кино: и в животе теперь не урчит. А если урчит, это селезенка порвалась. Или, может, печенка отвальную играет.

Отвечаю с пола:

- А не дрейфишь, начальник, что и вправду попал? Сейчас стану сдыхать, а ты за «Скорой» побежишь. И все, и «Белый лебедь» тебе, и Соликамские рудники, и мордовская балдоха за колючкой на Восток. И загубил ты свои звездочки во цвете ментовских лет.

- Не-а… – он с удовольствием затягивается папиросой и выпускает дым колечками, явно издеваясь – не побегу. Станешь сдыхать, я смотреть буду. Я люблю, когда такие сдыхают.

А потом, пристрою тебя под ночной паровоз на соседнем перегоне пути. Утром – сам же и найду. Или, может, другие найдут.
Но тебе оно будет по барабану уже. Будешь лежать, привыкать к земле. И хрен там кто разберет, где ноги, где голова, и что кушал на обед…

А лейтенант, похоже, садист. Или, красится в такую масть.

В любом случае, судьбу он свою теперь определил. Он же не знает, кто я. И, видимо, поверил. Считает, бумажка не врет. Вероятно, проводит такие «беседы» не первый раз.

Нужно доигрывать. Неважно, что он себе считает. Нужно понять, что за этим стоит.

Поднимаюсь с пола, кривясь. Держусь за бок, показываю, что попал он сильно. Тоже сажусь на стул.
Говорю:

- Ладно, «младшой», поехали дальше жить. Разговор понял, уяснил. Будут еще пожелания, или пойду в теплую койку сны глядеть?

- Живи – разрешает он. – Но помни, кто тут закон. И вообще, срок тебе, неделя здесь. Получишь у Марты расчет, и – чтоб вони твоей не было в городе на раз.

- Добро, начальник. Мне тут не климат, потянуло с новой силой в родные края озорничать.

- Ага – говорит он, улыбаясь – видно умного человека… после пары целебных пинков. Ползи, людям надо свежего пива с утра.

Сам, кстати, завтра тоже заверну. Проверю, как горбатишь за коммунизм. Ну и пивка после смены тяпнуть, святое же, согласись.
Устаю сильно, вас много, я один.

И каждому нужен душевный подход. А где взять, если всякое дерьмо только вокруг?..

Tags: "Стрелка компаса в бесконечное"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments